Военно-парусный флот, его рождение в Англии

В 1546 г. английский король Генрих VIII (1491-1547 гг.) учредил особое государственное ведомство — Адмиралтейство, которое подчинило себе весь военный флот Туманного Альбиона. Король отважился создать из разрозненных пиратских отрядов, которые финансировались частным образом, мощные военно-морские силы страны, основанные исключительно на парусных кораблях, в отличие от господствовавших тогда гребных и парусно-гребных. Именно этот флот завоевал славу английской короне во время царствования королевы Елизаветы I (1558-1603 гг.) и начал колонизацию Востока, Африки и Америки.

От галеаса к галеону

На рубеже XVI—XVII вв. в евро­пейском кораблестроении раз­витие парусного корабля пошло по двум путям. Первый опреде­ляли средиземноморские гале­асы — крупные и очень мощные корабли, способные медленно идти в открытом море под пару­сами, а у берегов или при атаке противника маневрировать с помощью весел. Главный не­достаток галеаса — ограничен­ная автономность и неспособ­ность действовать в океане.

Второй путь связан с каравеллой — редондой. Хотя по размерам и мощи эти корабли уступали галеасу, они свободно и долго ходили в открытом океане исклю­чительно под парусами. Главный недостаток каравеллы — ограни­ченная грузоподъемность. Испанцы, открывшие Америку, тут же стали ее грабить. Лишь первые шаги испанцев в Новом Свете в первой трети XVI в. дали королевской казне колоссальную прибыль в виде золота, которое следовало перевезти в Испанию.

Сражение английских кораблей с испанской Непобедимой армадой
Сражение английских кораблей с испанской Непобедимой армадой

Маловместительные каравел­лы для этого не подходили, но только они могли совершить переход через океан. По этой причине испанцы принялись совершенствовать редонду, увеличивая ее размеры и мощь, ведь золото нужно было перевозить исключительно на воен­ных кораблях, принадлежавших государству.

Так почти незаметно появился корабль, на целых два столетия ставший как символом колони­альной политики Испании в Новом Свете, так и символом расцвета пиратства — испан­ский, или золотой, галеон (с итальянского — «большая га­лера»). Для строительства резко увеличенного по сравнению с каравеллой галеона использо­вали наработки и соответствую­щие технологии по галеасу.

Рекомендуется к прочтению: Возвращение колесников

Различие и похожесть

В отличие от каравеллы галеон имел большее водоизмеще­ние — в пределах 500-2000 т, увеличенные размеры и другую конструкцию корпуса. Носовая надстройка была снижена и завершалась гальюном — специальной передней дета­лью, которая одновременно выполняла роль носового укра­шения, поддержки бушприта и корабельного туалета. Кор­мовая надстройка резко воз­росла по высоте и размерам.

Ее форма стала более прямой, и именно там отныне стали обо­рудовать помещения для ко­мандного состава. Увеличилось до 3,5:1 соотношение длины к ширине и стала больше осад­ка, что благоприятно сказалось на волновом сопротивлении и остойчивости. Этому также способствовала и значительная седдоватость корпуса корабля, то есть форма, напоминающая идущую вниз дугу.

В сочетании с усиленным парусным воору жением — 3-4 многоярусные, или многорейные мачты — это привело к увеличению скоро­сти, которая превысила 7 узлов. На галеоне удалось сделать просторные помещения для командования и вместитель­ные трюмы. Более того, на корабле располагалось весь­ма мощное по тем временам артиллерийское вооружение, количество и состав которо­го варьировались в широких пределах. Поскольку галеоны были королевскими кораблями и предназначались для транспортировки в Испанию раз­личных богатств, эти корабли стали богато украшать.

Пираты на службе английской короны

Испанские галеоны недолго спокойно бороздили воды Ат­лантики, а с конца XVI в. и Тихого океана. Несмотря на свои досто­инства, галеон был маломанев­ренным кораблем. Иногда его экипажу требовался целый час, чтобы совершить поворот на 90°. Из-за своих размеров и пере­возимого груза галеон был желанной добычей для пиратов. Правда, галеон был крайне опас­ным противником.

Иногда на его борту насчитывалось до сотни различных орудий, да и экипаж состоял из вооруженных солдат и матросов. Прочная конструк­ция корпуса и высокие борта крайне затрудняли его уничтоже­ние, а абордаж против галеона часто был делом проигрышным. Впрочем, английских джентль­менов удачи, равно как и борцов за свободу Нидерландов — морских гезов,это не беспоко­ило. На своих утлых суденыш­ках, вооруженных пушками, они активно нападали на испанские галеоны, используя преимущество в маневренности и числен­ности, а также то,что орудия испанских галеонов из-за своей тяжести и сложности стреляли очень редко.

Гибель в атлантическом шторме галеаса «Жирона» из Непобедимой армады
Гибель в атлантическом шторме галеаса «Жирона» из Непобедимой армады

Пиком такого противостояния стала трагедия знаменитой испанской Непобедимой ар­мады — огромного флота из 130 галеонов и галеасов с более чем 30 000 человек экипажей и десанта при 2430 орудиях, снаряженного испанским ко­ролем Филиппом II специально для набега на Англию. Но этот флот был практически уничто­жен (в основном в Гравелин- ском сражении 8 августа 1588 г.) легкими и многочислен­ными английскими кораблями которые впервые применили метод артиллерийского обстрела противника. Они, слов­но свора собак, вцепились в испанский флот, то обгоняя его, то отставая. Но каждый раз англичане, проходя мимо испанцев,открывали по ним ар­тиллерийский огонь.

Возможно вам будет интересно: Российский императорский флот

Опытные пираты

В крупные испанские корабли было легко попасть, а испанцы,как прави­ло, не могли поразить юркие британские кораблики. Практически все экипажи ан­глийских кораблей состояли из пиратов, имеющих огром­ный опыт атаки испанских га­леонов, поэтому на абордаж они шли только в случае, когда успех был очевиден. Испан­цы не были готовы к такому развитию событий, равно как и к борьбе со штормом, налетевшим уже 9 августа. До сих пор не ясно, кто внес больший вклад в разгром Непобедимой армады — английские пираты или разбушевавшаяся погода.

«Нептун» - построенная в 1985 г. в Генуе реплика типичного испанского галеона, с богато украшенной кормовой частью
«Нептун» — построенная в 1985 г. в Генуе реплика типичного испанского галеона, с богато украшенной кормовой частью

Как бы там ни было, морская мощь Испании была подор­вана, и на арену стала выхо­дить будущая владычица мо­рей — Великобритания, сде­лавшая ставку исключительно на парусные корабли. Попыт­ки превратить парусно-греб­ной галеас в настоящий оке­анский корабль прекратились навсегда.

Фрэнсис Дрейк

Победа в Гравелинском сра­жении стала далеко не един­ственным звездным часом самого знаменитого англий­ского пирата Фрэнсиса Дрейка (1540-1596 гг.). С 1567 г. он за­нимался пиратским промыслом у атлантического побережья Центральной и Южной Америки, но только в 1572 г. самосто­ятельно возглавил пиратские экспедиции. В ходе первой из них у берегов Панамы он напал на испанский «серебряный» конвой и захватил более 30 т серебра, с которым вернулся в Англию богачом и знаменитым капитаном.

Фрэнсис Дрейк на фоне своего герба, девиз на котором гласит: «Большие вещи из малых складываются»
Фрэнсис Дрейк на фоне своего герба, девиз на котором гласит: «Большие вещи из малых складываются»

Поддержанный великой англий­ской королевой Елизаветой I Тюдор, Дрейк поступает на госу­дарственную службу. В ноябре 1577 г. британская королева отправила Дрейка исследовать новые земли в бассейне Тихого океана, хотя на самом деле цель этой экспедиции — очередной грабеж испанских колоний. Возглавив эскадру из четырех малых галеонов и двух вспомогательных кораблей, известный капитан отправился по маршруту Фернана Магеллана.

Но «ревущие сороко­вые» сделали свое дело — пять кораблей погибли в суровом шторме. Лишь флагману «Пели­кан» удалось выйти в Тихий океан новым проливом между Антар­ктидой и островом Огненная Земля, впоследствии названным в честь Дрейка.

На переименованном в «Золо­тую лань» малом галеоне Дрейк прошел вдоль тихоокеанского побережья Америки, поднимаясь вплоть до современного Ванку­вера. При этом его одиночный корабль нападал на испанские галеоны и расположенные на побережье форты. Только после того как «Золотая лань» оказалась забитой до отказа награ­бленными сокровищами, Дрейк отправился домой и в конце сен­тября 1580 г. вернулся в Англию. Добытые им сокровища в два раза превысили годовой доход английского королевства.

Королева Англии Елизавета I Тюдор после разгрома Непобедимой армады
Королева Англии Елизавета I Тюдор после разгрома Непобедимой армады

В этом трехлетнем походе вы­яснилось, что парусный корабль с успехом может выдержать лю­бые капризы погоды. Главное, чтобы его экипаж быстро и умело управлялся с парусами а капитан и рулевые незамедлительно реагировали на любой сюрприз в пути.

Атака Лиссабона

Кроме того, поход Дрейка показал, что для парусного корабля очень важно постоянно, особенно в плохую погоду, идти с загруженным в трюм балластом, будь то на­грабленные сокровища или просто камни и ядра. Оказалось также, что артиллерийская мод.- имеющихся парусников недо­статочна.

Именно это обстоятельство не позволило Дрейку в очередной раз искупаться в лучах славы. Будучи одним из адмиралов, возглавлявших английский флот в сражениях с Непобедимой армадой, он предложил эффект­но и мощно завершить начатое дело — атаковать Лиссабон.

Сражение нидерландских и испанских галеонов в Гибралтарской бухте, 25 апреля 1607 г. Полотно голландского художника-мариниста Корнелиуса Класа ванн Вирингена. 1625 г.
Сражение нидерландских и испанских галеонов в Гибралтарской бухте, 25 апреля 1607 г. Полотно голландского художника-мариниста Корнелиуса Класа ванн Вирингена. 1625 г.

Этой атакой планировалось раз и навсегда уничтожить испан­ский флот и разрушить главную испанскую военно-морскую базу с ее верфями и складами. Однако Елизавета I не рискну­ла отдать приказ о начале этой операции: английская армия не обладала осадными оруди­ями, флот был оснащен лишь мелкокалиберными пушками. Впрочем, Дрейк не отказался от своей пиратской деятельности после этой неудачи.

После Гравелинского сраже­ния Дрейк, уже будучи вице- адмиралом, вернулся к пи­ратству. Совершив несколько походов к берегам испанских колоний в Америке, он умер на борту своего флагмана 28 января 1596 г. Преданные адмиралу матросы похорони­ли его у панамского города Портобелло в свинцовом гробу на дне Атлантического океана. Этот похоронный обычай с тех пор стал основным у моряков почти всех стран мира. Тело знаменитого пиратаи фло­товодца и ныне надежно сохраняется под водами Атлантического океана.

Рекомендуется к прочтению: Исчезновение Портленд

Основа флота — плавучие дворцы

Несмотря на недостатки, галеон как военный парус­ный корабль в XVI — нача­ле XVII в. был очень хорош, поэтому практически все европейские государ­ства — и богатые, и бедные — стали строить галеоны.

Памятник Фрэнсису Дрейку в Плимуте, Англия
Памятник Фрэнсису Дрейку в Плимуте, Англия

Правда, в отличие от Испании и Португалии, предназначали эти ко­рабли не для перевозки золота, а в качестве основы военных флотов. Именно на галеоне оказываются все детали па­русного кораб­ля, ставшего на три ближайших века классическим: три мачты со сложным парусным вооружени­ем, бушприт, низкая носовая надстройка с вытянутым вперед гальюном, относи­тельно высокая и полная прямая кормовая надстройка, почти идеальное для деревянного парусного корабля отношение длины к ширине (не более 3,5:1), а главное — установленные на нескольких палубах по бортам артиллерий­ские орудия.

Название «галеон» постепенно уступает место термину «корабль», который  и закрепился за классическим парусником вплоть до настоя­щего времени.

Модель знаменитого флагмана военного флота Нидерландов - 80-пушечного корабля «Семь провинций»
Модель знаменитого флагмана военного флота Нидерландов — 80-пушечного корабля «Семь провинций»

В первой половине XVII в. ни моряки, ни монархи еще не по­ нимали, какой им нужен воен­ный парусный флот. Слишком много новшеств следовало учесть и на многие вопросы от­ветить. Как располагать пушки на борту корабля и какие ору­дия использовать? Следует на кораблях перевозить войска или строить для этого специ­альные суда? Сколько корабль должен пребывать в море и где он будет сражаться — у берегов, как раньше, или в океане? Ясно было одно — военный флот должен стать исключи­тельно парусным, а его кораб­ли — символом монарха и стра­ны.

Власть, как способ строительства военно-парусного флота

Они должны быть больши­ми, мощными и красивыми, то есть настоящими плавучими дворцами, только вооруженны­ми. Их и стали строить. Наиболее показательным «плавучим дворцом» стал построенный в 1634-1637 гг. английский корабль Sovereign of the seas («Владыка морей»). Проект был инициирован английским королем Карлом I (1625-1649 гг.) как символ нарождающейся морской мощи британской короны.

Строили его за счет кора­бельной пошлины — един­ственного налога, который в Англии мог вводить король. Каждый подданный короны, так или иначе связанный с морем, должен был уплачи­вать в казну небольшую сум­му — 5 шиллингов. Но пара­докс заключался в том, что с морем на Туманном Альбио­не были связаны все, поэтом? восстановленный в 1633 г. налог менее чем за год дал деньги на строительство самого крупного по тем временам военного корабля.

«Корона», идущая на 3-х парусах
«Корона», идущая на 3-х парусах

Корабль отличался необычно большими размерами и ог­невой мощью. При водоизме­щении более 1500 т он нес 104 орудия: 20 — 42-фунтовых, 8 — 32-фунтовых, 48 — 18-фун­товых, 6 — 12-фунтовых а также 12 —2-фунтовых. В то время ма­ксимальным стандартом счи­талось 40 орудий калибром от 2 до 18 фунтов. Но не зря «Владыка морей» был плавучим дворцом — стоимость только позолоты на нем равнялась стоимости обычного галеона с 40 пушками.

Красота и мощь

Богатство отделки и огромные размеры корабля не помешал, ему активно участвовать в треангло-голландских войнах вто­рой половины XVII в., неод­нократно перестраиваться и менять внешний вид. Погиб «Владыка морей» в гавани Чатема 27 января 1696 г. всего от одной случайной спички.

Не менее примечательным был построенный во Франции в 1632-1636 гг. корабль «Коро­на». В течение последующих 200 лет он оставался образцом совершенного парусного кораб­ля, хотя и был крупнее «Владыки морей»: его водоизмещение достигло 2100 т. Корабль был очень прочным: при строительстве старались, чтобы  форма дерева соответство­вала той или иной части корабля, а изгиб волокон дерева — изгибу конкрет­ной корабельной детали.

«Корона» была более совер­шенным, хотя и менее во­оруженным кораблем. Ее особенность заключалась в более прогрессивных про­порциях корпуса. На «Короне» соотношение длины к ширине составило 4:1 (50,7×9,3 м), а на «Владыке морей» — 3,5:1 (52,7×14,2 м).

При этом фран­цузский корабль нес всего 72 пушки: 32 — 18-фунтовых, 24 — 9-фунтовых и 16 — 6-фунтовых, но они располагались более рационально и поэтому по боевым качествам фран­цузский флагман не уступал английскому. Впрочем, «Корона», как и ее английский собрат, была бога­то украшена и, как английский корабль, погибла в 1643 г. от случайного пожара.

Модель разреза корпуса «Вазы»: типичное для классических парусников однообразное артиллерийское вооружение
Модель разреза корпуса «Вазы»: типичное для классических парусников однообразное артиллерийское вооружение

Однако не у всех плавучих дворцов была столь печальная и тривиальная судьба. Постро­енный в Нидерландах всего за год 80-пушечный корабль «Семь провинций» с 1665 г. и на протяжении почти 30 лет был флагманом военного флота этой страны. Знаменитый голландский адмирал Михаэль де Рейтер именно на нем держал свой флаг в период победонос­ной для Нидерландов Второй англо-голланской войны 1665— 1667 гг.

В этой и последующих войнах корабль участвовал не менее чем в шести сражениях и только в 1694 г., после се­рьезных повреждений в битве при Ла Хог (19-24 мая 1692 г.), которые за два года так и не смогли устранить, был отправ­лен на слом.

Рациональность — главное

И хотя флагман молодого голланского флота внешне действительно был «плаву­чим дворцом», он, в отличие от английских, французских и шведских современников, украшен был куда скромнее. Зато внутренне корабль был построен намного рациональ­нее.

Это позволяло не толь­ко варьировать количество пушек на нем в зависимости от решаемых задач (от 76 до 86 калибром от 6 до 36 фунтов), но самое главное — принимать с комфортом весь флотский штаб, обеспечив адми­ралам необходи­мые условия для работы и жизни. Такое было сделано впервые в истории!

Исторический факт

С конца XVI в. до начала XVIII в. хозяином Балтийского моря и одной из сильнейших в мире морских держав была Швеция. Му­дрые правители из династии Ваза уделяли строительству военного флота пристальное внимание. Но сильному флоту требовался мощный и красивый флагман. Им должен был стать корабль «Ваза», задуманный гораздо раньше «Короны» и «Владыки морей». Строился он в период 1625-1628 гг. При водоизмещении 1300 т корабль имел совершенное парусное вооружение общей площадью в 2000 м2 (на «Короне» только 1000 м2).

Соотношение длины корпуса к ширине было примерно таким, как у французского корабля (47,5×11,7 м). Хотя артиллерийское вооружение корабля включало всего 64 пушки, оно было очень мощным: 48 тяжелых 24-фунтовых пушек как основное вооружение, 8 трехфунтовых и 2 однофунтовые пушки, а также 6 мортир. Но из-за большого веса вооружения (80 т) и расположенных близко к воде орудийных портов во время первого выхода в море 20 августа 1628 г. «Ваза», не пройдя и 1300 м, перевернулась и затонула. Но спустя 333 года с момента гибели, 24 апреля 1961 г., флагман шведского флота был обнаружен и поднят.

Несмотря на трехвековое воздействие соленой воды, и сам корабль, и его детали, а также вещи экипажа хорошо сохранились. В результате он был восстановлен и в 1990 г. превращен в музей. В настоя­щее время «Ваза» — одна из достопримеча­тельностей Стокгольма.

Ноябрь, 14, 2018 79 0
Читайте также