Новороссийск — работа итальянских водолазов, или же трагическая случайность

29 октября 1955 года северную бухту Севастополя сотряс сильный взрыв. Стоял поздний вечер, большинство кораблей стояло на якоре, часть команды проводила свободное от вахты время на берегу, ничто не говорило о надвигавшейся катастрофе.

У 13-го причала мирно колыхался на воде тяжелый военный линкор «Новороссийск», переданный русскому флоту итальянским правительством в 1949 году. Этот корабль считался достаточно современным и хорошо вооруженным, он был получен в качестве компенсации за действия итальянского флота во Второй мировой войне. Расставание с «Джулио Чезаре», именно так именовался «Новороссийск» до 1949 года, — гордостью итальянского флота, стало неприятным сюрпризом для итальянских военно-морских сил, ходили даже легенды о том, что передавая корабль под русское командование, итальянские моряки поклялись, что плавать ему под русским флагом придется совсем недолго.

И вот, в ночь с 28 на 29 октября предсказание итальянцев сбылось, в результате огромной силы взрыва, в борту линкора образовалась пробоина общей площадью в 150 квадратных метров, и он стал заполняться водой. В это время на его борту находилось примерно 200-300 человек, часть из которых погибла не месте, либо утонула, оглушенная взрывной волной.

Новороссийск - работа итальянских водолазов, или же трагическая случайность
Тяжелый линкор «Новороссийск»

С бортов близлежащих судов был подан сигнал тревоги, на них зажглись сигнальные фонари, были спущены спасательные лодки, по радиосвязи передано сообщение о случившемся на берег. Интересен факт того, что ни о какой эвакуации речи не шло, паники среди матросов, несмотря на тяжелые увечья, полученные ими в результате катастрофы, не было. К борту «Новороссийска» подошли шлюпки и начали переправку раненных, с берега на тонущий корабль прибыло командование, в лице заместителя начальника штаба флота, капитана 1-го ранга Овчарова, приказавшего начать немедленную буксировку линкора на меньшую глубину.

Узнав о происшествии на тонущий «Новороссийск» прибыло и более высокое командование, распорядившееся прекратить начавшуюся буксировку и послать матросов заделывать трюмы, из-за чего такое важное время было потеряно, и большая часть трюмов ушла под воду. Спустя три часа после взрыва на линкоре по-прежнему никто не знал, что же следует предпринять ради его спасения, и только прибывший на корабль капитан Хуршудов вынес единственное верное постановление – начать эвакуацию всех матросов, которые прибыли на «Новороссийск» с других кораблей и непосредственного участия в спасении корабля не принимали. Приказ об эвакуации, тем не менее, был отдан с большим запозданием, так как начать ее стоило сразу же после обнаружения масштаба имевшихся разрушений. Спустя 45 минут после его поступления, когда большинство матросов и спасателей собрались на палубе, «Новороссийск» внезапно начало трясти, он резко выпрямился и в один миг перевернулся килем вверх. Лишь немногим из тех, кто оказался в момент переворота на палубе, удалось спастись и отплыть подальше от корабля, многие матросы и офицеры оказались заживо погребены под его весом, оставаясь в живых еще целые сутки, до тех пор, пока у них не закончился воздух.

Выжившие и успевшие взобраться на дно линкора матросы слышали как отчаянно и исступленно стучат оставшиеся в каютах корабля люди, но помочь им они ничем не могли. Большинство спасшихся было настолько напугано, что добравшись до берега, теряло сознание, у некоторых матросов, чье сердце было недостаточно здоровым, случились инфаркты и сердечные приступы, другие же падали замертво от страха.

К перевернувшемуся линкору подошли спасатели, они эвакуировали практически все руководство флота, оказавшееся в воде, а также попытались добраться к тем, кто остался в плену корабля, но успеха ни одна из попыток не имела, в порту просто-напросто не было достаточного количества специальных кранов и иного оборудования, чтобы перевернуть корабль обратно. Единственное, что удалось сделать спасателям – это вскрыть обшивку корпуса в корме корабля и спасти, таким образом, нескольких человек, в других частях корабля, откуда также слышался лихорадочный стук, вскрыть днище не удалось. К тому же через дыру в днище начал выходить весь оставшийся в корабле воздух, что привело, в конечном счете, к достижению его критического уровня и смерти всех, кто еще оставался в живых.

Новороссийск - работа итальянских водолазов, или же трагическая случайность
Линкор «Новороссийск» после всплытия. Вид с носа, кормовая кромка пробоины обрезана под водой при установке железобетонного пластыря

Спущенные под воду водолазы вытащили всего двух человек, а повторив попытку спустя несколько часов уже никого живого найти не смогли. 1 ноября погибли последние, кто еще дышал в условиях полной темноты и затопления, а корабль полностью погрузился в воду.

После оказания помощи спасенным и подсчета погибших началось планомерное и тщательное расследование случившегося, виновников искали долго, но так и не нашли. Имелись веские подозрения к тому, что подрыв корабля являлся обещанным диверсионным актом, которым грозили итальянцы, но доказать ничего не получилось, так как никаких следов обнаружено не было. В конце концов была объявлена официальная версия, согласно которой, линкор подорвался на мине времен Великой Отечественной войны.

Рекомендуется к прочтению:

Последний поход U-250

Линкор Тирпиц – потерянные надежды

Январь, 13, 2015 109 0
Читайте также