Флот в Англо-голландских войнах

Ни одна серия войн в истории человечества не сделала для развития флота столько, сколько противостояние Англии и Нидерландов во второй половине XVII в. Именно в ходе трех тяжелых вооруженных столкновений между двумя государствами — претендентами на морское господство в мире — флот разделился на военный и гражданский, а парусный окончательно занял свое законное место в структурах морских государств. И пусть гребной флот полностью вытеснен не был и еще полтора столетия сохранялся в балтийских и средиземноморских государствах, на океанских просторах отныне единственным хозяином стал парусный корабль.

Экономика — причина войн

Не успев победить в анти испанской войне за неза­висимость, сочетавшейся с буржуазной революцией (1555-1609 гг.), Нидерланды приступили к активной коло­низации. Жемчужиной в гол­ландском ожерелье колоний стала голландская Ост-Индия (современная Индонезия), захват которой начался с 1596 г. Этому во многом способствовал нарождав­шийся довольно мощный военно-морской флот страны, созданный из многочислен­ных отрядов морских гезов.

Но куда более многочислен­ным оказался нидерландский рыболовный и торговый флот. Если первый практически не выходил за пределы Северно­го моря и состоял в основном из «круглых» хольков, то второй к середине XVII в. оказал­ся практически монопольным мировым морским перевоз­чиком. Огромное количество голландских коггов, каракк, галеонов и других менее известных разновидностей нидерландских транспортных парусных судов ходили чуть ли не по всем мировым морям и океанам, осуществляя разнообразные торговые и тран­зитные операции.

Голландские корабли в Малакке. Гравюра по меди. 1676 г.
Голландские корабли в Малакке. Гравюра по меди. 1676 г.

Несколько позднее, в 1640 г., буржуазная революция нача­лась и в Англии. Через четыре десятилетия она привела к власти весьма амбициозных политиков, которые не захо­тели мириться с монополией Нидерландов на мировую мор­скую торговлю. Тем более что, несмотря на революционные потрясения, Англия сохраняла довольно мощный военный флот, состоявший уже из пол­ноценных военных парусных кораблей. Да и многочислен­ные торговые парусники также несли на борту артиллерийские системы, и при необходимости, даже не довооружая, их мож­но было поставить в боевые порядки. А раз так, то вызов нидерландской морской торго­вой монополии был брошен 15 ноября 1651 г.

Запрещенная монополия

В тот день английский Парла­мент принял так называемый навигационный акт. Суть его состояла в том, что в Туман­ный Альбион и во все бри­танские колонии могут до­ставляться товары либо на английских судах (хотя при­годных для таких перевоз­ок кораблей было не так уж и много), либо на судах стран  товаропроизводителей. Но вот парадокс: практически у всех этих стран своего торгового флота для столь массовых перевозок в общем-то и не было.

Гордые правители и жители страны, которую они сами же и создали (вспомните знаме­нитую пословицу «Бог создал Землю, а голландцы — Гол­ландию!»), научившиеся к тому времени с успехом бить флот Испании, не раз­думывая, приняли английский вызов.

«Ройял Соверин» в море
«Ройял Соверин» в море

Однако теперь им предстояло сражаться в крайне невыгодных условиях, ведь любое судно или корабль, идущие в Ни­дерланды из колоний, должны были проходить мимо англий­ских берегов либо с вос­тока (через Ла-Манш), либо с запада, через Ирландское море. Первый путь был коро­че, но пролегал мимо главных английских военно-морских баз, а вот второе направле­ние увеличивало путь домой голландским кораблям.

В итоге уставшие за много­месячный переход по бурным водам Тихого, Индийского и Атлантического океанов голландские моряки просто не могли не столкнуться со свежи­ми силами английского военно­го флота, лишь несколько часов или дней назад вышедших из собственных портов. Игнори­ровать же английскую угрозу было нельзя — такой пассивной позицией можно было потерять, и очень быстро, колониальную империю, а значит, и статус ве­ликой державы. И Нидерланды решили воевать.

Рекомендуется к прочтению: Парусный флот и его предыстория

Флоты дилетантов и корабли для разнообразных задач

Весь парадокс ситуации к на­чалу Англо-голландских войн состоял как раз в том, что Англия, Парламент которой принял оскорбительный для Нидерландов навигационный акт и тем самым спровоци­ровал войну, сама к ней готова не была. Прежде всего потому, что с 1640 г. в стране буше­вала революция и прогремели одна за одной две граждан­ские войны. Флот в этих собы­тиях особого участия не при­нимал, им в то бурное время просто никто не занимался. Теоретически у Англии были хорошие военные корабли (один знаменитый «Владыка морей» чего стоил), но их экипажи были плохо подготов­лены, а о командном составе и говорить не приходится.

Все английские адмиралы под­держали королевскую власть и либо были казнены, либо по­гибли на фронтах гражданских войн. Те же, кто эмигрировал (преимущественно во Фран­цию), возвращаться домой, естественно, не хотел.

Противостояние с Нидерландами

При этом именно в ходе борьбы с королем Карлом I в Англии была создана самая мощная на тот мо­мент армия, которую возглавляли смелые и талантливые генералы. А потому за неимением иных кадров именно этим генералам Парламент и поручил ответствен­ную миссию — противостояние с Нидерландами на морях, при­своив экзотические воинские звания генералов моря.

Британские белый, красный и синий флаги эскадр, существовавших с 1620 по 1707 г.
Британские белый, красный и синий флаги эскадр, существовавших с 1620 по 1707 г.

Не лучше дела обстояли и в Ни­дерландах. И хотя страна уже столетие фактически не выходи­ла из разнообразных войн, будь то с быв­шей метрополией Испанией или с какими-то экзотическими туземными племенами, того, что принято называть военно-мор­ским флотом со всеми прису­щими ему атрибутами, у нее не было. Зато было огромное коли­чество моряков и огромный тор­говый и рыболовный флот. Толь­ко последний насчитывал свыше 15 000 различных парусников, но, к несчастью, большинство из них представляли собой небольшие разновидности хольков — бусы водоизмещением в 80-100 т с экипажами в 20 человек.

Но зато Нидерланды имели раз­витую судостроительную про­мышленность, целую когорту талантливых кораблестроителей и, как показали дальнейшие со­бытия, выдающихся адмиралов.

Современные нарукавные знаки различия высшего командного постава военно-морских сил Нидерландов слева направо: адмирал флота, лейтенант-адмирал, вице-адмирал, шаубенахт, командор
Современные нарукавные знаки различия высшего командного постава военно-морских сил Нидерландов слева направо: адмирал флота, лейтенант-адмирал, вице-адмирал, шаубенахт, командор

В целом оба флота к войне гото­вы не были, хотя к ее началу уже имели четкую организацион­ную структуру. Правда, это не заслуга конкретного флото­водца, а результат стечения обстоятельств. Дело в том, что весь английский военный флот невозможно было разместить в одной базе, и потому его разделили на три части: белую, красную и синюю эскадры. Аналогичное положение было с флотом в Нидерландах. Только здесь порты располагались очень близко друг от друга, и их причалы военные корабли вынуждены были делить с многочисленными «купцами» и «рыбаками». Поэтому голланд­ский флот был разделен на еще меньшие, чем эскадры, соеди­нения — дивизии. Вскоре эту практику переняли и англичане.

Звания и флаги

Именно в ходе Англо-голланд­ских войн формируется стройная система военно-морских воин­ских званий и флагов. Так, коман­дующим флотом являлся адми­рал флота. Первоначально это звание принадлежало главе госу­дарства, поэтому английскими эскадрами командовал адмирал, а голландскими — лейтенант- адмирал, то есть заместитель командующего. Эскадра адми­рала или его дивизия в эскадре шла всегда под красным флагом и находилась в центре.

Современные погоны высшего командного состава британского Королевского флота (слева направо): адмирал флота, адмирал, вице-адмирал, контр-адмирал
Современные погоны высшего командного состава британского Королевского флота (слева направо): адмирал флота, адмирал, вице-адмирал, контр-адмирал

Пере­довой дивизией — авангардом, идущей под белым флагом, командовал вице-адмирал, а концевой дивизией или эска­дрой, идущей подсиним флагом, командовал контр-адмирал. Ко­раблями командовали капитаны. Правда, вскоре выяснилось, что часто и капитану необходимо возглавить небольшой отряд кораблей для выполнения по­явившейся только что задачи. Этот отряд численно был мень­ше дивизии, и потому даже самому младшему, контр-адмиралу, было не престижно возглавлять столь незначительную боевую группу. Зато каждым кораблем в группе командовал капитан, и потому с назначенным начальником он был в равном положе­нии. Чтобы выделить капитана, который уже перерос свое звание, но еще не дослужился до адмирала, было введено проме­жуточное звание. В Британии оно получило название командор, а в Нидерландах — шаубенахт, что в переводе означало «смо­трящий в ночи».

Возможно вам будет инетерсно: Корабли парусного флота

Впоследствии в Нидерландах количество шаубенахтов, так и не дослужившихся до контр-адмиралов, стало многократно превышать численность послед­них. А их все назначали и назна­чали, ведь задачи флота постоянно усложнялись. Не мудрствуя лукаво, голландцы просто пере­именовали контр-адмиральское звание в шаубенахтское и ввели взятое из английской традиции звание «командор». При этом каждому должностному лицу соответствовал особый военно-морской флаг.

Каждый боевой корабль в по­ходе поднимал вымпел. Это оз­начало, что корабль находится в кампании. В базе на передний флагшток поднимался особый флаг — гюйс. Он до сих пор оз­начает то, что военный корабль есть неприступная крепость.

Силы противников

Итак, к сражениям первой англо-голландской войны (1652-1654 гг.) оба флота были не совсем готовы. Впрочем, и англичане, и голландцы высоко оценивали свои шан­сы на успех. Преимуществом англичан считалась их лучшая боевая выучка и превосходство в артиллерии, а также близость собственных баз. Голландцы рассчитывали на многочислен­ность своего торгового флота, который можно было быстро вооружить , и на профессионализм своих моряков и адмиралов. Но было у голландцев и особое оружие — брандеры и фре­гаты. Первыми становились любые суда, каких не жалко. Их заполняли горючими и взрыв­чатыми веществами и стре­мились направить на корабль противника с целью поджога.

Выдающийся голландский адмирал Мартин Харпертсон Тромп (1598-1653)
Выдающийся голландский адмирал Мартин Харпертсон Тромп (1598-1653)

А вот фрегат, боевой корабль, которому через 100 лет пред­стоит долгая и замечательная жизнь, в военном флоте Нидер­ландов появился совершенно случайно.

В многочисленных экспедици­ях голландские командующие заметили, что часть кораблей их эскадр гораздо быстрее всех остальных. Этим преиму­ществом решили воспользо­ваться, возложив на них функции связи, разведки и захвата призов — так тогда называли попавшие в руки военных моряков купеческие парусники противника. У англичан последние из перечисленных функций по традиции выполняли многочисленные каперы, на которых английское руководство возлагало большие надежды.

Могучие ветра

Ветер для парусного корабля — это все, поэтому умение его использовать для парусных адмиралов, командиров и про­стых моряков (всех их принято называть мореходами) — жизненная необходи­мость. Конечно, ветры бывают разными (об этом мы уже неоднократно говори­ли), но главное — откуда и как дует ветер. Именно исходя из этого и выстраивается курс парусника относительно ветра.

Еще со времен Средних веков мореходы разделили угловое пространство вокруг судна на курсовые углы — румбы. Всего их 32. Однако корабль — конструкция гео­метрически правильная, и потому ветер может дуть с правого или левого борта. Соответственно движение корабля в ту или иную сторону называется галсом.

Идти против ветра корабль не может. Про­тивный ветер-ливентик не только буквально останавливает парусник, но и может приве­сти к разрушению его мачтового хозяйства. Поэтому, чтобы двигаться, корабль вынужден поворачивать то вправо, то влево, то есть двигаться попеременно правым и левым галсами. Конечно, скорость в таком случае мала, парусный корабль все же идет вперед. Попутный ветер, дующий в паруса сзади, — форвинд позволяет теоретически развивать самую полную скорость. Однако на практике нос корабля из-за сильного ветра глубже, чем надо, опускается в воду и происходит некоторое торможение. Потому куда более благоприятным является бакштаг, то есть положение, когда ветер дует сзади сбоку. В этом случае паруса развивают максимальную тягу, корпус нормально сидит в воде и корабль идет с мак­симально возможной скоростью.

Современная реплика типичного военного корабля Нидерландов начала Англо-голландских войн
Современная реплика типичного военного корабля Нидерландов начала Англо-голландских войн

Ну и наконец курс в полветра — галфвинд и ветер, дующий спереди и сбоку, — брейдвинд также благоприятны, но одновременно и за­труднительны для движения парусного корабля.

Ход войны 

Первое сражение Англо-голланд­ских войн состоялось 19 мая 1652 г. у Дувра. Здесь голланд­ская эскадра в составе 42 бое­вых кораблей ждала свой ост-индский караван и встретилась с двумя английскими эскадрами в 9 и 8 кораблей соответственно. Английский генерал моря Роберт Блейк вел себя вызывающе.

Зная, что британский флот чис­ленностью 60 боевых кораблей готов в любую минуту прийти на выручку из устья Темзы, он по­требовал от голландского лейте­нант-адмирала Мартина Тромпа салютовать английскому флагу — как-никак встреча произошла у британских берегов. Тромп не отреагировал.

Английский генерал моря (адмирал) Роберт Блейк (1599-1653 (по другим данным — 1657))
Английский генерал моря (адмирал) Роберт Блейк (1599-1653 (по другим данным — 1657))

Когда флагман англичан сделал три предупреди­тельных выстрела, корабли Тромпа ответили бортовыми залпами. Началась схватка, ничем не отли­чающаяся оттого, что мир видел раньше: бессистемное маневрирование отдельных кораб­лей и бесполезная пальба в про­тивника. Голландцы пытались использовать брандеры, но по разным причинам утратили два из них, не нанеся никакого ущер­ба англичанам. С наступлением темноты флоты разошлись без особого сожаления, так как бой, собственно говоря, велся за честь флага.

Охота на адмирала

Сделав выводы, Блейк стал целыми эска­драми нападать на голландских рыбаков, промышлявших в Северном море. Тромп, добавив к своим 32 кораблям и 6 бранде­рам еще 54 мобили­зованных «купца», принялся охотиться за англичанином, однако жесто­кий шторм, разразившийся 5 августа 1652 г., уничтожил 53 из 92 его кораблей. Талантливого адмирала сняли с должности, и флот Нидерлан­дов возглавили Витте де Витт и Михаэль де Рейтер. И уже 16 августа они попытались взять реванш у Па-де-Кале.

С 30 боевыми кораблями они вышли встречать караван из 60 торговых судов, путь которым преградила английская эскадра Джорджа Эскью в составе 52 бое­вых кораблей. Дж. Эскью попы­тался атаковать голландцев с наветренной стороны, прорвав их строй, но в результате этого теоретически правильного, но практически неудачного манев­ра позволил своему противнику оказаться на ветре и тем самым выиграть битву.

Это сражение можно считать первым морским боем клас­сической парусной эпохи, где главнейшим игроком стал ве­тер. Именно владение ветром, то есть такой маневр, который позволял бы эскадре оставаться с наветренной стороны, стал самой главной задачей адмира­лов, водивших в бой парусные корабли.

Сражение при Схевенингене - финальное сражение первой англо-голландской войны, произошедшее 10 августа 1653 г.
Сражение при Схевенингене — финальное сражение первой англо-голландской войны, произошедшее 10 августа 1653 г.

Указанное правило было под­тверждено уже 10 декабря 1652 г., когда Тромп неожиданно заставил эскадру Блейка, сто­ящую у входа в Темзу, принять бой. Ветер со стороны берега не позволял англичанам укрыть­ся в своих базах, а выгодное положение кораблей Тромпа с наветренной стороны обеспе­чило им преимущество в манев­ре и скорости.

 К этому времени голландцы поняли, что эскадры следует комплектовать исклю­чительно боевыми кораблями специальной постройки, мощь которых примерно равноценна. Англичане же за не­имением многочис­ленного военного флота продолжали вооружать торговые парусники, которые резко разнились как по количеству сто­ящих на них пушек, так и по ходовым и маневренным ка­чествам.

Умение использовать силы стихии

Впрочем, это не помешало англи­чанам в итоге выиграть эту первую войну, причем жирную точку в ней поставило сраже­ние при Схевенингене 10 авгу­ста 1653 г. Здесь уже англичане активно использовали ветер в своих интересах, научившись, в отличие от голландцев, активно маневрировать при любом его направлении. И хотя данное сражение со стороны англи­чан, как и ранее, отличалось на первый взгляд отсутствием какой-либо системы, оно раз и навсегда сделало ветер со­юзником адмиралов. Примечательно также то, что три голландские эскадры в этом сражении все время двигались, используя попут­ный ветер —  то есть развивали максимально воз­можную скорость.

Сражение английского флота у острова Тексель 21 августа 1673 г.
Сражение у острова Тексель 21 августа 1673 г.

Англичане не только отважились сцепиться в бою со своим грозным про­тивником, но и, нарушив еди­ное построение и активно маневрируя, несколько раз прорезали строй неприятеля, ставя его корабли в два огня. Эти маневры показали резко возросшую морскую выучку английских моряков и принес­ли им убедительную победу. Потеряв всего 2 корабля из 120, они потопили 14 голланд­ских из сотни находившихся в их флоте. Более того, артил­лерийским огнем англичане отразили 4 атаки голландских брандеров и убили их выдаю­щегося командующего — Мар­тина Тромпа. Правда, Роберт Блейк ненадолго пережил своего противника: через три недели он умер на берегу.

Рождение линейной тактики

Сражения первой англо-голланд­ской войны выявили все прису­щие молодым военным парусным флотам недостатки. Из нее гол­ландцы сделали главный вывод: все торговые караваны должны отныне сопровождаться сильны­ми боевыми эскадрами. При этом другие наиболее подготовленные к бою эскадры, состоящие ис­ключительно из боевых кораблей специальной постройки, должны не просто встречать прибываю­щие из колоний в метрополию караваны, а активно нападать на эскадры противника, его базы и верфи.

Англичане сделали аналогич­ные выводы и, как и голландцы, приступили к строительству многочисленного военного фло­та. Инициатором его создания стал генерал моря Джон Монк, которому часто приписывают победу в сраже­нии при Схевенингене.

Выдающийся английский военачальник и политик, реставратор монархии генерал и генерал моря Джон Монк (1608-1670 гг.)
Выдающийся английский военачальник и политик, реставратор монархии генерал и генерал моря Джон Монк (1608-1670 гг.)

Именно Монк добился решения Парламента о целенаправлен­ном и постоянном государ­ственном финансировании строительства военно-морского флота (это решение отмени­ло пресловутую корабельную пошлину, которая не могла финансировать строительство массового военного флота). Он же перенес на британский, но ставший вскоре всемирно из­вестным как Королевский флот (Royal Navy) те принципы, по которым строилась новая ре­волюционная армия Парламен­та.

Главный из них был таков: корабль как боевой организм постоянно должен поддержи­ваться в чистоте и порядке, равно как и матросы, личная гигиена которых отныне явля­лась предметом особой заботы командиров.

Специализированные боевые корабли

Такое же решение приняли и голландские адмиралы. Стало ясно, что мощь артиллерии боевых кораблей, двигающихся в едином строю и четко испол­няющих маневры флагмана, помноженная на их количе­ство, — залог побед в грядущих сражениях. Это стало основой линейной тактики, которая господствовала на морях на протяжении последующих двух веков. Именно под линейную тактику начали строить бое­вые корабли со значительным количеством пушек в нескольких бортовых батареях.

Именно такие корабли стали основой мощи военных флотов всех морских держав и получили на­звание линейные. Эпоха, когда наспех вооруженные торговые корабли действовали в едином строю с военными кораблями специальной постройки, раз и навсегда ушла в прошлое.

Все эти выводы подтвердились в ходе сражений Второй англо- голландской войны 1665-1667 гг. И уже окончательно закрепились в решающих боях Третьей англо- голландской войны 1671-1673 гг. Так, в знаменитом Четырехднев­ном сражении 1-4 июня 1666 г. оба флота (голландский — 101 боевой корабль под коман­дованием Михаэля де Рейтера и английский — 109 боевых кора­блей под командованием принца Руперта и генерала Джона Мон­ка) сражались с исключительным ожесточением и, несмотря ни на что, сохраняли четкий боевой порядок и вели активный артил­лерийский огонь по противнику с различных дистанций.

Классика военно-морского искусства

Командующие обоих флотов постоянно стремились стать с подветренной стороны, из-за чего бои велись на постоянных контркурсах. Именно в этом сра­жении выдающийся голландский адмирал М. де Рейтер впервые применил маневр, ставший классикой военно-морского ис­кусства, — охват головы, то есть флагмана противника. Одновре­менно это сражение доказало, что сила и разумность приме­нения брандеров в сочетании с мощью артиллерии в бою куда важнее абордажа, а также то, что боеприпасами следует распоря­жаться разумно.

Не велик разум на этот раз оказался именно у ан­гличан, которые, используя свое превосходство в скорострельно­сти, в самый решающий момент боя остались без снарядов и не смогли отразить атаку голланд­ских брандеров.

Выдающийся голландский адмирал, основоположник классического военно-морского искусства Михаэль де Рейтер (1607-1676 гг.)
Выдающийся голландский адмирал, основоположник классического военно-морского искусства Михаэль де Рейтер (1607-1676 гг.)

Кроме того, была подтверждена относительно высокая живучесть деревянных военных парусных кораблей, которые тогдашней ар­тиллерией потопить было практи­чески невозможно. В то же время поврежденные и практически лишенные хода боевые единицы создают большую проблему как для их экипажей, так и для коман­дования флота в целом.

Однако, несмотря на то что данное сражение закончилось в пользу Нидерландов, флот которых потерял 6 кораблей, но сжег и захватил 20 английских, за­ставив эскадры Монка и Руперта укрыться в базах, точку во Второй англо-голландской войне поста­вила не эта битва. Летом 1667 г. де Рейтер предпринял смелый рейд к английским берегам, где за два месяца разорил и сжег практически все ан­глийские базы на юго-вос­точном побережье острова Британия, заблокировал Темзу и заставил англичан подписать выгодный для Нидерландов мир.

Рекомендуется к прочтению: Корабли Военно-Морских Сил Соединённых Штатов Америки в Чёрном море

Правда, Третью англо-гол­ландскую войну англичане хоть и с большим трудом, но все же выиграли. Однако в анналы истории вошла не их страте­гическая победа, а последний успех де Рейтера — знаменитое 14-е сражение Англо-голланд­ских войн, произошедшее в конце июля 1673 г. у острова Тексель в Северном море.

Трудная победа

Тогда голландский флот из 75 кораблей во главе с адмира­лом де Рейтером встретился с объединенным англо-фран­цузским флотом под командо­ванием адмирала принца Ру­перта из 95 кораблей (30 французских и 65 английских).

На первый взгляд соотношение сил было не в пользу Нидерлан­дов, однако М. де Рейтер считал иначе. Основываясь на опыте предыдущего сражения при Солбее (7 июня 1672 г.), он знал весьма низкие боевые каче­ства французских моряков (их звездный час еще впереди), их пассивность во время боев и потому решил сразу же вывес­ти из боя французский авангард, используя свою артиллерию.

Модель образцового французского 104-пушечного линейного корабля «Солей Ройяль» 1670 г. постройки, ставшего образцом для целого поколения аналогичных боевых парусников
Модель образцового французского 104-пушечного линейного корабля «Солей Ройяль» 1670 г. постройки, ставшего образцом для целого поколения аналогичных боевых парусников

Так оно и получилось: голланд­ский авангард вице-адмирала Банкерста в составе 10 кораб­лей решительной артиллерий­ской атакой вывел французскую эскадру из боя. И хотя фран­цузы получили относительно легкие повреждения и вполне способны были продолжать бой, их экипажи предпочли заняться ремонтом.

Дальней­шее, как говорится, было делом техники: удачное маневриро­вание голландского авангарда помогло де Рейтеру поставить уже английский авангард в два огня, а французский арьергард заставить уйти, так как голланд­ские корабли вошли в разрывы меж французскими (голландцы стреляли из бортовых орудий по носу и корме французских су­дов). При этом голландцы ни на шаг не отступили от ставшей уже классической линейной тактики, которая и принесла им победу.

Но дополнительным фактором, помимо прочих, определившим победу де Рейтера, стало актив­ное использование впервые в истории войн оперативной связи между кораблями гол­ландских эскадр. Обеспечи­вали ее совсем уж маленькие парусные корабли — авизо (в переводе с французского — «уведомляю»). Именно эти юркие одно- и двухмачтовые кораблики быстро перемеща­лись по всей акватории боя, передавая приказы знаменито­го голландского адмирала его подчиненным.

А что же французы? 

Решительная победа Нидер­ландов в Тексельском сражении расколола англо-французскую коалицию, что помогло де Рейте­ру не допустить высадку на гол­ландском побережье английско­го десанта. Но в то же время она наглядно продемонстрировала и все недостатки военного флота Французского королевства, ко­торый по приказу знаменитого французского короля Людовика XIV с неимоверной быстротой создавался под не­посредственным руководством выдающегося политического и экономического деятеля коро­левства Жана Батиста Кольбера (1619-1683 гг.).

Когда в 1661 г. этот человек стал морским министром, флот Франции насчитывал всего 9 ко­раблей, 3 фрегата и 8 галер, причем их техническое состоя­ние было весьма плачевным. Ис­пользуя указания своего короля, энергичный министр, несмотря на скромные возможности тог­дашней французской экономики, развернул крупнейшую в Европе того времени кораблестроитель­ную программу. В итоге фран­цузский флот стал стремительно расти: к 1666 г. он насчитывал 71 корабль, а к 1671 г. — уже 196. К 1683 г. — году смерти Кольбера — французский воен­ный флот насчитывал 112 ли­нейных кораблей, 25 фрегатов и 80 галер.

Совокупно с различ­ными военными кораблями иных классов флот Франции насчиты­вал 276 единиц — на 72 больше, чем у Англии. При этом две эскадры — Средиземноморская (ФлоМед) и Атлантическая (ФлоАнт), на­звания которых сохраняются до наших дней, комплектовались различными по идеологии кораблями.

Знаменитый французский государственный деятель, первый морской министр Франции и фактический создатель военно-морского флота страны Жан Батист Кольбер (1619-1683 гг.)
Знаменитый французский государственный деятель, первый морской министр Франции и фактический создатель военно-морского флота страны Жан Батист Кольбер (1619-1683 гг.)

Если на Средиземном море французы массово исполь­зовали галеры и легкие парусники типа шебек, то в Атлантике (в ос­новном на Северном море) — исключительно парусные много­пушечные корабли. Их конструкция воплощала множество передовых решений, особенно в области прочности корпусов, что стало не только визитной карточкой французской кора­блестроительной школы, но и ее главнейшим секретом на долгих полтора столетия.

Вот только поднять подготовку французских моряков на долж­ный уровень тогда не удалось, что и подтвердила Третья анг­ло-голландская война. Однако начало было положено: Франция постепенно выходила на второе место в мире по темпам строи­тельства и повышения мощи во­енно-морского парусного флота.

Ноябрь, 19, 2018 78 0
Читайте также