Ноа. Каравелла — самый знаменитый парусный тип кораблей

Если говорить о Великих географических открытиях, в первую очередь на ум приходит поистине универсальный для своего времени тип парусника — ноа (каравелла).

Как она появилась

Появление ноа (каравеллы) связано с бурным развитием торговли и мореплавания на Средизем­ном море, где в Средневековье сложилась ситуация, анало­гичная античной. Торговцы не могли позволить себе иметь весельный корабль. По этой при­чине, как и в Северной Европе, торговые суда перешли исключительно на паруса. Только в данном случае это были пару­са латинские, а судно называ­лось латинским кораблем.

Постепенно на Средиземном море распространился класси­ческий неф. Его преимущество состояло в более крупном, объемном и вместительном корпусе и более рациональном расположении мачт. Единственным преимуществом латинского корабля, резко уступающего нефу по размерам, были паруса, поэтому объединение двух типов в один было неизбежно. В результате в XII—XV вв. возник­ла каравелла (от порт, caravo — «небольшой парусный корабль» и итал. сага bella — «милая красотка», или «корабль- красотка»).

Классическая каравелла. Рисунок 1574 г.
Классическая каравелла. Рисунок 1574 г.

Классическая ноа — каравелла — крупный и вместительный по тем вре­менам корабль водоизмеще­нием примерно 200-500 т, длиной 20-30 м и ши­риной 6-9 м. При этом каравелла глубоко уходила в воду (осадка не менее 2,5 м) и отличалась высо­кими носовой и кормовой надстройками. Они предназначались не для размещения абордажных команд ( хотя такой вариант действий не исключался), а для разме­щения экипажа и корабельного оборудования, в том числе пушечного вооружения.

Появление разновидностей

На каравелле усилили и па­русное оснащение, что при­вело к формированию двух ее разновидностей. Каравелла-латина, как правило, была двухмачтовым судном относи­тельно малых размеров исключительно с косыми парусами. А каравелла-редонда (от исп. redonda — прямой парус) имела гораздо большие раз­меры и трехмачтовое парусное вооружение, где латинский парус поднимался лишь на бизани. Платить за это пришлось худшей маневренностью, но в океанских плаваниях это не имело решающего значе­ния. В испанской и португальской традиции крупные каравеллы-редонды часто назывались нао — корабль.

История появления каравеллы почти не отличается от эво­люции когга, который мог бы стать океанским парусником. Однако океанский характер каравеллы определялся не столько конструкцией ее кор­пуса и парусного вооружения, сколько появлением на этом типе первых навигационных инструментов, причем не по отдельности, а в комплексе.

Навигационные инструменты ноа – путь в океан 

Чтобы понимать, куда движется корабль, нужно знать как мини­мум основы навигации и иметь соответствующие инструменты. Только в XV в. европейские мореходы наконец-то смогли получить целый набор весьма несовер­шенных, но полезных навигаци­онных инструментов, применение которых позволило парусным кораблям оторваться от берегов. Самым главным, полезным и распространенным у морехо­дов навигационным инструмен­том был и остается магнитный компас — прибор, который постоянно показывает направ­ление на север. Изобретенный в Китае в XIII в., он впервые стал массово применяться во время знаменитых экспедиций адмирала Чжэн Хэ

В Европе пригодный для использования в морском деле магнитный компас появился в конце XIV в., и его сразу стали монтировать на каравеллах на специальной конструкции в виде тумбы. Ее в свою очередь намертво закрепляли в одной из надстроек. Тогда он был разделен специ­альными стрелками на 16 делений— по числу румбов, и лишь два века спустя был создан компас с 32 делениями.

Не менее полезным навига­ционным инструментом стала астролябия — специальный прибор для определения широты по звездам. Она была известна еще в Древней Греции, реально ею долгое время пользовались лишь арабы, во­дившие по Индийскому океану простые и надежные доу. Лишь с XIV в. астролябия на­ходит место на каравеллах португальцев, испанцев и генуэзцев. Как и компас, ее устанавливали на специальной платформе в кормовой надстройке.

К этому следует добавить также, что в начале XV в. существенных успехов достигло оптическое и картографическое дело в Ев­ропе, что также способствовало началу эпохи Великих гео­графических открытий.

Рекомендуется к просмотру: Каравелла – открывшая Новый свет

Известнейшие ноа — каравеллы, их капитаны и походы 

С каравеллой связаны самые известные морские экспедиции в истории Великих географи­ческих открытый. Очень пока­зательна и эволюция плавания этих парусников — вначале они ходили по старинке, не отрыва­ясь от берега, а затем вышли в открытый океан.

Статуя Бартоломео Диаша в Лондоне
Статуя Бартоломео Диаша в Лондоне

В 1487-1488 гг. португальский мореход Бартоломео Диаш (1451-1500 гг.) возглавил экс­педицию, чтобы исследовать весь африканский берег. Он достиг мыса Доброй Надежды, но дальше идти не рискнул. Командуя флотилией из трех малых каравелл-латин с экипажем всего в 60 чело­век, он двигался исключитель­но вдоль побережья Африки. Лишь на обратном пути, следуя от устья реки Конго до Ка­бо-Верде, Бартоломео Диаш рискнул совершить переход по прямой через открытое, но уже известное водное простран­ство.  

Памятник Васко да Гаме в Лагуше, Португалия
Памятник Васко да Гаме в Лагуше, Португалия

Более показательной оказа­лась экспедиция 1497-1499 гг. португальца — Васко да Гамы (1460-1524 гг.): 20 мая 1498 г. он достиг Индии. Эту экспедицию тщательно готовили. Для нее оснастили четыре корабля со 170 членами экипажей: два вооруженных 20 пушками нао «Сан-Габриэл» и «Сан-Рафаэл» водоизмещением от 120 т до 150 т каждый; небольшая, но маневренная Каравелла-латина «Берриу», вооруженная 12 мелкокалиберными пушками, и транспортное судно для перевозки припасов. Зная путь к мысу Доброй На­дежды, Васко да Гама смело вел флотилию через открытые воды Атлантики. Обогнув юг Африки и взяв на борт знаменитого Ибн Маджида в каче­стве лоцмана, да Гама привел корабли в Индию, используя летний муссон.

Возможно вам будет интересно: Особенности организации вахты при плавании с лоцманом

Этот поход показателен не только как первое плавание европейцев в Индию, на берегу которой они высадились после обстрела его из пушек, но и в плане мореходности кара­велл. Это было первое крупное плавание европейских кораб­лей, в котором они полностью оторвались от берега и двига­лись, используя как силу извест­ных и новых ветров, так и силу океанских течений.

Знаменитая Экспедиция

Не менее показательна и знаме­нитая экспедиция Христофора Колумба (1451-1506 гг.) летом — осенью 1492 г., в результате которой была повторно откры­та Америка. В этом походе два нао и одна каравелла-латина шли исключительно в открытом море. И если в первой трети пути корабли использовали известное им Канарское тече­ние, то далее каравеллы Ко­лумба повиновались лишь силе ветров, практически неизвест­ных европейским мореплава­телям.

Памятник Христофору Колумбу в Барселоне
Памятник Христофору Колумбу в Барселоне

Этими ветрами были пассаты, дующие круглый год вблизи эк­ватора с востока на запад меж­ду 25-30° северной и южной широты. Пассаты, имеющие постоянную силу в 2-3 балла, буквально уносили корабли экспедиции Колумба на запад. Интересно, что первоначально спутники Колумба приняли пас­саты за какую-то дьявольскую силу и со страхом думали, не всасывает ли она их в бездну на краю земли. Возвращаясь в Испанию, Ко­лумб интуитивно выбрал наи­более удачный путь. Он сразу пошел на северо-запад, ис­пользуя местные бризы, а далее океанские течения и легкие попутные ветры. 

Наиболее интересно первое в истории кругосветное плава­ние, осуществленное в 1519—1521 гг. под руководством зна­менитого португальского и испанского мореплавателя Фернана Магеллана. В хорошо подготовленной экспедиции участвовали пять крупных каравелл-редонд, общая численность экипажей которых составила 234 человека. В ходе этого путешествия ка­равеллы показали великолеп­ную прочность, мореходность и выносливость. Столкнулись также с различными климатическими условиями, неизвестными ве­трами и течениями.

Благодаря экспедиции Фернана Магел­лана европейские мореходы познакомились с наиболее сильным постоянным ветром — западным. Он дует круглый год в широкой полосе от 40 до 60° южной широты с запада на восток с силой в 8-10 баллов. Не зря со времен Магеллана моряки всего мира прозва­ли зону между 40 и 50° южной широты «ревущими сороковы­ми», а далее к 60° — «вопящими пятидесятыми».

Личность в истории Энрике Ависский

Самый известный король Португалии Энрике Ависский (1394-1460 гг.) вошел в историю под прозвищем Мореплаватель. Энрике ни разу не ступил на борт корабля, но для морского дела сделал куда больше, чем кто-либо в мире. Возможно, лишь английская королева Елизавета Тюдор и рос­сийский император Петр Великий по масштабам деятельности на благо флота могут сравниться со знаменитым португальцем.

Энрике Мореплаватель. Портрет Нуну Гонсалвиша. XV в.
Энрике Мореплаватель. Портрет Нуну Гонсалвиша. XV в.

Будучи королем государства, имеющего выход к Атлантическому океану, но в то же время крайне бедного природными ресурсами и населением, Энрике сделал ставку на развитие кораблестроения, флота и колониальную политику своей страны. С 1419 г. он массово снаряжал морские экспедиции в неведомые земли, приглашал в Португалию кораблестро­ителей и ученых со всей Европы, лично участвовал в разработке новых типов кораблей.

При нем португальские мореходы открыли новые земли и начали колонизацию Азорских островов, Мадей­ры, островов Зеленого Мыса и практически всего северо-западного побережья Афри­ки. Преодолев мыс Бохадор, португальцы вошли в так называемую Черную Африку и приступили к колонизации земель в районе Сенегала и Гам­бии. Начался поиск морского пути в Индию.

Несмотря на то, что политика Энрике имела и негативную сторону — в Европе появились рабы из числа захваченных в Африке чернокожих невольников, его деятельность оказала огромное влияние на развитие мореплавания, географии и военного дела. Основан­ная Энрике Мореплавателем в городе Сагреше первая в мире школа для подготовки мореходов продолжает действовать и сегодня.

Чистые паруса и открытие Бразилии

Со времен господства ноа на просторах морей и океанов прошло без мало­го 500 лет. Но именно этот тип парусных кораблей оставил в истории неизгладимый след. Именно поэтому о них сочиняют рома­ны и повести, снимают фильмы. Но вот парадокс — зачастую на картинах современных худож­ников и в исторических фильмах создатели одевают каравеллу в паруса с крестами или гербами. А ведь это грубейшая историческая ошибка!

Почему так? Ответ прост: парус — это не просто собран­ные вместе куски ткани, это одновременно и двигатель, и движитель корабля. От ка­чества самого паруса зависит его работа. Для того чтобы парус был эффективным, он должен быть легким и проч­ным. Прочность паруса — во­прос отдельный, а вот легкости может помешать все, что на нем нарисовано или вышито. По этой причине, поэкспериментировали на «круглых» кора­блях и с различными изображе­ниям. Они ведь должны отличать принадлежность одного парусника от другого. Так моряки всего мира поняли, что никаки­ми изображениями утяжелять паруса не стоит. Лишь одна страна — Пор­тугалия — выпала из общей тенденции.

Знаменитый красный португальский крест

До настоящего времени на парусах ее кора­блей изображается красный португальский крест, под которым во времена Энрике Мореплавателя страна стала великой морской державой. Однако любое правило имеет исключения. Так, когда португальцы поняли, что испанцы открыли западный путь в Индию (через не­сколько лет станет ясно, что Колумб открыл новый кон­тинент — Америку), боясь остаться не у дел, в 1499-1500 гг. они разрабо­тали настоящую спец-операцию.

Средневековое изображение флагмана экспедиции Ф. Магеллана нао "Виктория"
Средневековое изображение флагмана экспедиции Ф. Магеллана нао «Виктория»

По всей Европе порту­гальские агенты стали скупать чистые паруса, которыми снабдили специально подготовленную экспедицию Альфареша Кабрала. Он повел свои 13 кораблей следом за вышедшей из Кадиса испанской экспедицией во главе с Яньесом Пинсоном. Но последнему не повезло: попавшие в осенние атлантические штор­мы его корабли стало сносить к югу.

Промучившись почти два месяца, уставшие испанцы 26 января 1500 г. пристали к доселе неизведанному бере­гу, где сразу были атакованы туземцами. Решив не испыты­вать судьбу, испанцы удали­лись восвояси. А португальцы не только вошли в устье большой реки, но и смогли высадиться во все­оружии на берег, предвари­тельно обстреляв его из пушек. Каково же было их удивление, когда они увидели, что противниками были вооруженные женщины!

Так Альфареш Кабрал и его моряки открыли Бразилию, а реку, которая была к ним столь негостеприимна, назвали Ама­зонкой.

Загадка каравелл 

До нас дошло на удивление малодостоверной информа­ции о каравеллах. До сих пор не обнаружены даже фрагмен­ты корпуса хотя бы одной кара­веллы. А это резко контрастирует с многочисленными находками останков кораблей Древнего Египта и Скандинавии, которые использовались намного ранее каравелл. Рисунков и чертежей данного корабля также сохранились единицы. Поэтому судить по ним о каравелле крайне затруднительно — все они появились тогда, когда знаменитый тип сходил со сцены истории.

В чем причина такого парадокса? Разгадка, видимо, в том, что испанцы и португальцы называли все каравеллы словом «нао». Тер­мин «каравелла» использо­вался редко и исключительно как специальный, дабы отли­чить особо подготовленный для дальних путешествий или экспедиций парусник от обычного торгового нао.

Изображение каравеллы
Изображение каравеллы

Да и внешне парусные ко­рабли стали весьма похо­жи друг на друга. Только специалист или опытный моряк мог быстро клас­сифицировать тот или иной парусник. Потому-то специальных чер­тежей каравелл в эпоху их расцвета не создавали, а если и создавали, то обо­значали привычным словом «нао», что нынче затрудняет работу историков.

А с учетом откровенного хао­са с документацией в морских ведомствах Испании и Пор­тугалии фиксирование мест гибели каравелл проходило крайне плохо, поэтому совре­менным исследователям неизвестны конкретные ме­ста, где находятся останки каравелл.

 

Ноябрь, 14, 2018 99 0
Читайте также