.
Все для туризма со скидкой 5% по промокоду 7DW9FA6V Посмотреть
Категории сайта

Парусные линейные корабли

Сначала XVII до середины XIX в. олицетворением морской мощи ведущих держав Европы, наиболее сильными и совершенными парусниками мира были линейные корабли.

Именно в них воплотился весь опыт военного парусного кораблестроения, накопленный человечеством за многие сотни лет.

Линейные корабли малых стран

Считается, что первый насто­ящий линейный корабль был построен в Англии в 1610 г. знаменитым кораблестроите­лем Финеасом Петтом. Им стал 64-пушечный «Принц Ройял» водоизмещением около 1 400 т. При длине по килю в 35 м и ширине в 13 м он имел на двух палубах пушки одного калибра (предположительно 24-фунтовые). При этом его нос и корма были богато украшены скульптурными изображениями и инкрустацией, над которыми работали лучшие мастера Англии того времени. Конечно, это удорожало по­стройку, но считалось необ­ходимым атрибутом военного корабля из соображений мо­рального воздействия на моряков своего флота и флота про­тивника.

Впрочем, различные манипуляции как с орудиями, так и с украшением корабля обеспечили «Принцу Ройялу» довольно бурную жизнь — он постоянно модернизировался и нес вооружение в количестве от 51 до 92 пушек. Однако первыми к строительству линейных кораблей на регулярной основе приступили Нидер­ланды.

«Принц Ройял»
Английский корабль «Принц Ройял» 1610 г. постройки

Корабли вели происхож­дение от классических Военно-парусный флот, его рождение в Англиигалеонов, на основе которых и были соз­даны. Более того, именно в Ни­дерландах сложилась первая настоящая кораблестроитель­ная школа и была разработана терминология для парусных многопушечных кораблей.

Рекомендуется к прочтению: Морские сражения северной войны

Так, корабельные палубы — деки получили конкретные названия: трюмная орлоп-дек, нижняя ба­тарейная гон-дек, средняя ба­тарейная мидель-дек, верхняя батарейная опер-дек и наконец, верхняя открытая — квартер-дек. На последней голландцы стали устанавливать нечто сред­нее между мелкокалиберными пушками и крупнокалиберными ружьями — 1-3-фунтовые фаль­конеты. И хотя отличались они, даже по тем временам, крайне низкой боевой эффективностью назначение их было сродни со­временным пулеметам. К тому же устанавливались они на по­воротных вертлюгах, а не на гро­моздких станках, как пушки.

Впрочем, это была не един­ственная особенность линейных кораблей Нидерландов. В отли­чие от Англии, которая осуществляла строительство линейных кораблей целенаправленно как элемент государственной поли­тики, в Нидерландах централи­зации даже в этом важном для страны вопросе не наблю­далось.

Линейные корабли ВМФ Нидерландов
Линейные корабли военно-морского флота Нидерландов в море в 1672 г. Виллем ван де Вельде-ст.

Каждое из 5 адмирал­тейств и все 7 парламентов провинций, объединившихся в начале XVII в. в единое госу­дарство, проводили свою кораблестроительную политику.

И хотя военные корабли Нидер­ландов, прежде всего линейные, получались весьма похожими конструктивно, по оснащению и убранству они резко контра­стировали друг с другом. Стандартные голландские ли­нейные корабли, различаясь исключительно по числу пушек (ранговую систему для кораблей Нидерланды так и не приняли), представляли собой боевые единицы по размерам несколько меньшие, нежели их английские аналоги.

Корпуса нидерланд­ских кораблей отличались очень скромными по сравнению с ан­глийскими размерами, украше­нием, а главное — имели широ­кие и довольно плоские днища. А это приводило к уменьшению осадки, но ухудшало мореход­ность и маневренность. Однако для действий в своем основном театре — в Северном море они подходили идеально, тем более что этому способствовало и относительно легкое, нежели у их английских аналогов, парусное вооружение. Благодаря ему се­рьезно вооруженные линейные корабли Нидерландов напоми­нали легкие яхты.

Стремясь увеличить мореход­ность своих парусных военных кораблей, голландские масте­ра делали их корпуса с большей седловатостью и всегда заканчивали корпус прямой транцевой кормой. Благодаря последнему элементу сзади размещалось больше пушек, чем у англичан или французов. При этом все палубы голланд­ских кораблей их строители ставили на специальные элементы крепления — пиллерсы, что приводило к дополнитель­ному увеличению поперечной прочности многопушечных кораблей.

Royal Prince
Сдача Royal Prince после четырехдневной битвы 1-4 июня 1666 г.

А она была не лишней, хотя бы потому, что долгое время Нидерланды не рассматривали военные корабли как единицы, предназначенные для выпол­нения исключительно боевых задач. Вполне приемлемым считалось использовать доро­гие и ценные линейные корабли для перевозки многочисленных и тяжелых грузов между метро­полией и ее колониями и наобо­рот. При этом командование голландского флота вплоть до Третьей англо-голландской войны включительно вполне со­знательно практиковало массовое вооружение парусников, постро­енных как торговые, с большим числом ору­дий и постановку их в линию баталии.

Линкор «Марс»
Один из первых шведских линейных кораблей – 107-пушечный «Марс». 1664 г.

Неслучайно поэтому на кар­тинах всемирно известных голландских художников-маринистов часто практически невозможно отличить воен­ные парусные корабли от тор­говых.

Швеция наравне с Англией и Нидерландами вполне заслу­женно может претендовать на звание создательницы клас­сического линейного корабля. Эволюция шведских линейных кораблей прослеживается с «Круглые» парусники Северной Европы«круглых» парусников Север­ной Европы, корпуса которых были удлинены с целью уста­новки многочисленных пушек. Правда, это резко ухудшило мореходность и прочность кораблей, но на это шведы пошли сознательно, ведь зоной ответственности их флота оказалось довольно ограниченное по площади и менее бурное Балтийское море, вплоть до начала XVIII в. часто называемое «шведским озером».

Будет интересно: Синопское морское сражение

В связи с этим вплоть до гибе­ли «Вазы» шведские линейные корабли отличались малой осадкой и расположенными низко к воде орудийными пор­тами. Интересно, что задачей практически всех кораблей шведского флота был не толь­ко морской бой, но и перевоз­ка войск. Поэтому наряду с матросами на шведских ко­раблях служили целыми рота­ми, а то и батальонами обыч­ные пехотинцы. И это тоже была государственная поли­тика.

Шведский флот

Основу военной мощи Швед­ского королевства заложил знаменитый король Густав II Адольф Ваза (1594-1632 гг.), а развил ее и при этом в одно­часье утратил очень хорошо известный в России Карл XII (1682-1718 гг.). Густав II Адольф в целом счи­тается создателем как нацио­нальной шведской армии, так и мощного шведского военного флота. Вопреки бытовавшим тогда в Европе принципам комплектования вооруженных сил наемниками, король Густав формировал их только из поддан­ных королевства.

В результате шведская армия и флот отлича­лись исключительно высоким боевым духом и спаянностью подразделений. Ведь в одной роте или на одном корабле слу­жили родственники соседи, да и просто односельчане.

Встреча Карла XII и герцога Мальборо
Встреча Карла XII и герцога Мальборо в Альтранштадте

Фактически все шведские линейные корабли были одно­временно и артиллерийскими, и десантными. Они были способны свободно принять на борт около 700 пехотинцев. Артил­лерийская же мощь шведских военных кораблей умножа­лась на мощь ружейных зал­пов пехотинцев, принятых на борт и ведущих огонь с квартер-дека (необходимость в фальконетах по примеру голландских кораблей отпадала).

Рекомендуется к прочтению: Железные «черепахи»

Но при этом и пушечные ядра, и ружейные пули лишь предваряли главное — стре­мительную абордажную атаку с применением холодного оружия. Не зря эту форму действия и вообще шведскую армию образца второй по­ловины XVII — начала XVIII в. называли не иначе как «север­ная гроза».

Взрыв «Крунана»
Взрыв «Крунана» во время Эландской битвы 1 июня 1676 г.

Впрочем, несмотря на боль­шое количество откровенных успехов, в результате Север­ной войны 1700-1721 гг. ар­мия быстро сошла на нет. К началу войны шведский флот включал 38 линейных кораблей с числом пушек от 48 до 110. Уже к 1718 г. их осталось лишь 21, и то в край­не плачевном состоянии. По­мимо неспособности противо­стоять воздействию русского и датского оружия, шведские корабли обладали только им присущим хроническим не­достатком — удивительно слабыми остойчивостью и защищенностью.

Хрестоматий­ным примером этого явля­ется гибель прямо в разгар Эландской битвы с датским и голландским флотом, само­го мощного из построенных когда-либо шведских линей­ных кораблей — 126-пушечного «Крунана» («Корона»). Тогда флагман шведского флота после неудачного маневра завалился на бок и вскоре взорвался.

Поэтому нет ничего удивитель­ного в том, что шведы активно использовали в составе своего флота захваченные у против­ников (в основном у датчан) линейные корабли, которые, несмотря на меньшее количе­ство пушек, считались более надежными и боеспособными.

Неслучайно всех их зачисляли сразу во второй ранг. Первый же комплектовался исключи­тельно кораблями шведской постройки, а третий отдавал­ся кораблям с ограниченной боеспособностью. При этом, в отличие от флотов иных мор­ских держав, 4-й ранг в швед­ском военном парусном флоте включал не линейные корабли, а фрегаты и прочие мелкие единицы.

В XVII — начале XVIII в. Дания также считалась великой мор­ской державой. Ее военный флот, как и шведский, комплектовался исключительно линейными кораблями наци­ональной постройки, но без разделения на ранги — отно­сительно небольшому флоту это было ни к чему.

В конструкции датских парус­ных линейных кораблей не было ничего примечательного по сравнению со шведскими или голландскими аналогами. За исключением относительно небольших размеров, более полных образований носо­вой части, и отсутствия возможности для транспорти­ровки десанта без ущерба для своих боевых или мореходных качеств.

За всю историю раз­вития своего линейного фло­та датчане построили лишь один 110-пушечный корабль — «Фредерик IV» в самом кон­це XVII в. Основу же датской военной мощи составляли 46-74-пушечные корабли. Датчане на равных долгое время сражались со шведами, голландцами и французами.

Линейный корабль «Амарант»
Захваченный у датчан в 1677 г. 45-пушечный линейный корабль «Амарант»

Но натиска выдающегося английского адмирала Гора­цио Нельсона в самом начале 1801 г., и, что самое обидное, в бухте собственной столицы так и не выдержали. Позже всех, только с 1700 г., приступила к строительству линейных кораблей некогда мощная морская держава — Португалия, которая к началу XVIII в. сохраняла обширные колониальные владения в Аф­рике, Азии и Южной Америке, однако ресурсов для борьбы на равных с ведущими морскими державами того времени у страны не было. Поэтому нет ничего удивительного в том, что португальцы строили скромные по всем характеристикам ли­нейные корабли с количеством пушек от 50 до 80.

Морское сражение в 1677 году
Морское сражение у бухты Кёге в 1677 году

Чтобы морально поддержать авторитет довольно слабого флота хотя бы в глазах соб­ственных моряков, практиче­ски все португальские линей­ные корабли с количеством пушек от 54 до 74 зачислялись во второй ранг. Первый при­надлежал единственному 80-пушечнику «Богоматерь за­чатия», построенному в 1701 г. и разобранному в 1724 г.

Парусные многопушечники морских гигантов

Наибольшее развитие класс линейных кораблей получил во флотах Великобритании, Фран­ции, Испании и России. Именно в этих странах строились па­русные линейные корабли всех рангов и мыслимых размеров и мощи. И хотя указанные державы развивали в принци­пе один и тот же тип парусного корабля, корабли получались кардинально отличными друг от друга.

Британские линейные корабли как класс появились исключи­тельно в ходе Англо-голланд­ских войн. Конечно, как мы уже знаем, создавались они гораздо раньше начала военных действий. Но именно в ходе Анг­ло-голландских войн, особенно Второй и Третьей, сформиро­вались характерные английские особенности линейных кораб­лей.

А отличались британские корабли хорошими обводами корпуса, как правило, высокой транцевой кормой, большой осадкой из-за закругленного днища и увеличенным весом артиллерии на единицу водоизмещения. Все это способство­вало отличным мореходным качествам английских кораблей, а их крупные размеры — хоро­шей автономности.

Линкор 2-го ранга
Португальский 74-пушечный линейный корабль 2-го ранга

Но разме­щение орудийных портов всего лишь в 0,7 м от поверхности воды хотя и помогало англий­ским артиллеристам лучше разить противника в подводную часть корпуса. Приводило к тому, что действовать англий­ские линейные корабли с от­крытыми орудийными портами гон-дека могли лишь на спокой­ной воде.

На подобный риск британские кораблестроители и адмиралы шли сознательно. Стратегия использования Королевского флота предусматривала веде­ние боев вблизи побережья. В условиях, которые англий­ский адмирал считал выгодными для своего флота или эскадры.

Другое дело, что география боев могла быть куда обшир­нее. До конкретной точки британским линейным кора­блям еще следовало добраться. Потому-то мореходность и авто­номность британских линейных кораблей рассчитывались на все теоретически прогнозируемые условия.

Модель корабля «Виктори»
Модель корабля «Виктори» 1765 г. построенный Томасом Слейдом

В немалой степени выработке характерных только для британ­ских линейных кораблей про­порций корпуса способствовало то, что основными флотами Великобритании с XVIII в. стали флот Канала (действовал он в бурных водах Северного моря и Северной Атлантики) и Средиземноморский флот. Там, за редким исключением, британ­ские моряки чувствовали себя как на курорте.

Строить для раз­ных театров две разновидности одного и того же корабля было неоправданной и абсолютно ненужной роскошью. И знаме­нитая Семилетняя война 1756-1763 гг. полностью подтвердила правоту британских стратегов и кораблестроителей.

Тогда же успешно прошла проверку система разделения линейных кораблей на ранги. Выяснилось, что линейные ко­рабли 1-го ранга (100-120-пушечные) благодаря большим размерам обладали почти исключительной для того вре­мени мореходностью и весь­ма обширными внутренними помещениями. Они были способны вместить даже командующего флотом со всем его штабом, свитой и прислугой.

Рекомендуется к прочтению: Тросы

Однако скоростные и маневренные качества кораблей 1-го ранга оставляли желать лучшего. К тому же по своей огневой мощи корабль 1-го ранга мало чем отличался от линейных кораблей второго ранга, зато усиленно привлекает к себе внимание противника. Трехдечные так же, как и пред­ставители предыдущего ранга, линейные корабли 2-го ран­га (80- и 90-пушечные) были лишены недостатков предыдущего типа. Тем не менее адмирал со своей свитой пребывал на этих кораблях в куда более стес­ненных и менее комфортных условиях.

Несмотря на почти идеальную для линейного па­русного флота огневую мощь, к массовому строительству та­ких кораблей так и не перешли. Обнаружилось, что оно весьма накладно, и потому много таких кораблей быть не может по определению. Но как флагшипы для младших флагманов ко­рабли 2-го ранга оказались вне конкуренции.

Британский линкор «Азия»
Британский 64-пушечный линейный корабль «Азия» постройки 1797 г. в гавани канадского порта Галифакс. Во время сражения у Сен-Луи, 1794 г.

Основой же Королевского фло­та считались линейные корабли 3-го ранга. Это были двухдечные, относительно скромных размеров боевые единицы. Они со­ставляли два подкласса: 60- и 70-пушечные. Схема и техно­логия их строительства были выработаны в 1745 г. и… за­морожены адмиралтейством.

Дело дошло до того, что по английскому законодательству погибший или пришедший в негодность линейный ко­рабль 3-го ранга должен был заменяться точно таким же, но вновь построенным. Конеч­но, это тормозило технический прогресс и теоретически обрекало Королевский флот на отставание от своих против­ников. Но и на старуху бывает проруха.

Личность в истории

В 1755 г. на должность главного ко­раблестроителя Королевского флота был назначен весьма талантливый человек – Томас Слейд. Он сразу же и весьма решительно начал борьбу с адмиралтейством за отмену «штата 1745 г.», который считал препят­ствием для развития Королевского флота.

Тем более, что, как показала практика недавно закончившейся Войны 1740-1748 гг. за австрийское наследство, по характе­ристикам французские линейные корабли существенно превосходили английские.

В итоге Т. Слейд разработал два проекта стандартного 74-пушечного линейного корабля и один проект корабля 64-пушечного. Они оказались настолько удачными, что первые с небольшими изменениями строились до самого конца классической парусной эпохи, а 64-пушечные парусники строились до 1785 г. Когда же в 1761 г. британ­ский 74-пушечный линейный корабль «Беллона» захватил аналогичный по рангу и количеству пушек корабль «Корайдьоз», правоту Слей­да признали даже самые отчаянные его противники.

Ну а простой перерасчет ве­совой нагрузки линейных кораблей 2-го ранга, который знаменитый кораблестроитель осуществил аккурат в день окончания Семилетней войны, неожиданно показал, что 90-пушечный линейный корабль совершенно спокойно может стать 98-пушечным, что на долгие годы и стало стандартом.

Помимо линейных кораблей первых 3 рангов Королевский флот сохранял и линейные корабли 4-го ранга также двух видов: 44-пушечные и 50-пушечные. Но пресловутая Се­милетняя война выявила их непригодность для боя в линии. Выполнять иные функции, на­пример крейсерство и развед­ку, они были не способны из-за малых скорости и маневренно­сти. Фрегаты с этими задачами справлялись много лучше, да и вооружены, как ни странно, они были больше.

Линкор «Сендвич»
90-пушечный линейный корабль 2-го ранга английского флота «Сендвич» во времена сражения у мыса Сент-Винсент, 16 января 1780 г.

Как след­ствие, 44-пушечные корабли в основном заканчивали служ­бу в роли госпитальных судов и транспорта. А вот достойной сферы применения для люби­мых английскими моряками 50-пушечных кораблей так и не нашлось.

По британским образцам строи­лись турецкие и американские линейные корабли. Несмотря на внешнюю схо­жесть, турецкие линейные ко­рабли разительно отличались от английских. Так, если на Королевском флоте четко уни­фицировалась артиллерия, то на турецком с этим был откровенный беспорядок.

Однотипные корабли имели иногда абсолютно разное пу­шечное оснащение как по весу орудий, так и по их калибру и даже происхождению. На каждый турецкий линейный корабль ставилось не менее 4 орудий, стреляющих камня­ми. Их эффективность была крайне низкой. Моряки русского, английского и французского флотов, которые сталкивались с турецкими кораблями, воспринимали попавшее к ним на палубу камен­ное или мраморное ядро как своего рода экзотику Востока.

Американские же линейные корабли отличались высо­ким качеством постройки и в принципе очень достойной подготовкой экипажей. Но количество не шло ни в ка­кое сравнение с количеством аналогичных кораблей, по­строенных в странах Европы.

С 1778 по 1848 г. в США было запланировано построить всего 25 линейных кораблей с числом пушек от 78 до 136. Однако многие американские линейные корабли строились очень долго. Даже после 10, а то и 20 лет пребывания на стапелях на практике оказыва­лись неплохими ходоками и достойными бойцами.

Модель британского линкора 4-го ранга
Модель британского 50-пушечного линейного корабля 4-го ранга

Глав­ная особенность немногочис­ленных американских линей­ных кораблей — чрезвычайная прочность конструкции. Она явля­лась прямым следствием использования при их строи­тельстве крайне твердого и долговечного белого американского дуба.

Возможно вам будет интересно: Катастрофы на море — видео подборка

Объяснить подобный парадокс можно двумя причинами; во-первых, американские конгрессмены очень неохотно вы­деляли деньги на строительство столь дорогих кораблей, во-вторых, заокеанские адмиралы ставку сделали на скоростные, очень прочные и мощно вооруженные фрегаты.

Долгое время главнейшим противником Королевского флота была Испания. К по­стройке линейного флота в этой стране приступили в 1656 г., и на этом поприще испанские кораблестроители достигли серьезных успехов. Виновником этого стал ис­панский Кольбер — генерал-интендант испанского королевского флота Хосе Патиньо. С 1717 по 1736 г. под его руководством военный флот Испании получил 36 новейших линейных кораблей, еще 10 на­ходились в постройке.

Испанские линейные корабли, также как и в Соединенных Штатах Америки, отличались рациональной конструкцией, высокой прочностью и долго­вечностью корпусов. Прежде всего потому, что, в отличие от Великобритании, которая вынуждена была строить свои корабли из хвойных пород деревьев, растущих в германии и Прибалтике, испанцы дела­ли корпуса и мачты линейных кораблей из ценных и прочных пород деревьев, которые росли в Латинской Америке, в первую очередь из красного дерева и мексиканского дуба (в самой Испании леса были полностью вырублены при строительстве Непобедимой армады). Поэтому корпуса испанских линкоров имели характерный красно-коричневый цвет и некоторую асимметрию.

Линкор «Пенсильвания»
Самый мощный американский линейный корабль – 136-пушечная «Пенсильвания» постройки 1816 г.

В целом же испанские линей­ные корабли весьма походили на французские. Только отличались от них очень полной подводной частью корпуса. Несколько меньшей по объемам и площади, чем надводная. Все это позволило испанцам строить четырехпалубные линейные корабли с максимальным коли­чеством пушек.

А вот французская школа кора­блестроения, совершенствуясь, по праву стала передовой в мире. Лучшие парусные ли­нейные корабли французов отличались большим отноше­нием длины к ширине, еще большим округлением подводной части и меньшим количеством орудийных палуб корабля. Именно французским кораблестрои­телям удалось первыми выйти на соотношение 4:1 и даже превысить его.

При­чем нижняя батарейная палуба находилась на более высоком уровне от поверхности воды. Это делало французские ли­нейные корабли практически всепогодными, скоростными, но слабыми для маневров. Хотя это качество, часто упоминае­мое конкурентами-англичанами, на практике редко подтвержда­лось.

По размерам французские линейные корабли были длин­нее английских парусников. По виду английские моряки, путаясь, неправильно определяли ранг корабля противника и попадали в весьма неприятные ситуации. Французские корабли строились, как правило, в спешке, из деревьев не совсем нуж­ных и не обработанных соответ­ствующим образом. Потому и служили много меньше, чем их английские собратья. Но живучесть французских линейных кораблей оказалась выше всяких похвал.

Военно-морские маневры в Тулоне
Военно-морские маневры в Тулоне, июль 1777 г. Национальный музей военно-морского флота, Париж

Они сохраняли боеспособность даже тогда, когда считалось, что с кораб­лем уже все кончено. Но в целом французские линей­ные корабли были практически идеальными судами для мор­ских войн XVIII — начала XIX в. Другое дело, что военный па­русный флот французам при­ходилось неоднократно созда­вать с нуля. Так, флот Кольбера был почти истреблен в ходе Семи­летней войны, а построенный позже погиб в первых морских сражениях с Британской импе­рией в самом начале наполео­новских войн.

В свою очередь, русская кора­блестроительная школа фор­мировалась с использованием в разумном сочетании англий­ских, голландских и французских достижений. Правда, русский военный флот создавался в ог­ромной спешке. Поэтому для строительства кораблей использовался плохо высушенный лес. Это приводило к малым срокам их службы. Впрочем, русские линейные корабли всегда отличались отменной живучестью в бою и устойчивостью к навига­ционным повреждениям.

Стрельба из корабельного орудия
Стрельба из французского 18-фунтового корабельного орудия. Начало XIX в.

Однако с сожалением при­ходится констатировать, что кораблестроительная политика русских монархов не отличалась последовательностью. Резкие взлеты, имевшие место при Петре I и Екатерине Великой, а также при Николае I, сменялись целыми десятилетиями относительного застоя.

Модель линейного корабля образца 1760 г.
Модель стандартного британского 74-пушечного линейного корабля образца 1760 г.

Но несмотря на все политиче­ские и экономические труд­ности, конструкция кораблей русского линейного парусного флота постоянно совершенствовалась. Всегда соответствовала уровню достижений лучших кораблестроительных школ Англии, Франции и иных стран. В процессе почти полутораве­ковой эволюции облагораживалась форма корпусов русских линейных кораблей. Также совершен­ствовалось их парусное вооружение, увеличивалась мощь артиллерии.

В целом единым для линейных кораблей разных стран было полное парусное вооружение. Оно включало 3 мачты, на ко­торых поднимались в 3-4 ряда прямые паруса. На бизань-мачту обязательно ставился гафель. Бушприт служил для подъема блиндовых и кливерных парусов, для лучшего улавливания ветра. И вместе с тем нельзя не подчеркнуть, что тяжелые линейные корабли все же были тихоходными. Их средняя скорость на переходе морем составляла 4,5 узла, а максимальная редко превы­шала 10 узлов.

Двухвековое совершенствова­ние основы военных парусных флотов – линейных кораблей лишь в первой трети XIX в. стало приносить ярко видимые плоды. Именно тогда форма корпусов линейных кораблей приобрела подчеркнуто стро­гие формы. Они постепенно лишились ненужного и тяжелого украшения. Парусное же вооружение достигло практического и эстетического максимума. В начале XVII в. линейные корабли представля­ли из себя плавучие дворцы. Теперь они превратились в стремительные истребитель­ные машины со многими де­сятками мощных пушек.

Первый русский линкор «Гото Предистанция» («Божье предвидение»), построенный в 1700 г.
Первый русский линейный корабль – 54-пушечный «Гото Предистанция» («Божье предвидение»), построенный в 1700 г.

Даже окраска — темные корпуса со светлыми линиями батарей­ных палуб, на которых темными квадратами виднелись ору­дийные порты, — говорила о единственном назначении этих парусников — уничтоже­нии себе подобных.

Как воевали линейные корабли

Линейные корабли парусной эпохи — грозная сила. Они представляли собой настоящие крепости. Толстый, шириной иногда до метра, а то и по­лутора метров деревян­ный борт почти не про­бивался пушечными ядрами. Стоящие же на 2-4 палу­бах орудия различных калибров стреляли последовательными залпа­ми. Одновременно из всех орудий даже одной батареи стрелять было нельзя — корабль мог опрокинуться. Такие залпы способны с короткой дистанции(100-500 м) нанести тяжелые повреждения противнику.

В принципе максимальная дальность стрельбы орудий линейного корабля могла достигать и 2 км. Но из-за гладкоствольны­х орудий и шарообразных снарядов, точность стрельбы на таких дистанциях была край­не мала. Поэтому на максимальной дальности линейные корабли вели огонь лишь по береговым целям.

Линкор «Александр»
Образец совершенной конструкции русского линейного корабля – 110-пушечный «Александр» постройки 1827 г.

При этом практически залповая стрель­ба целой эскадры линейных кораблей по берегу (сам по себе вид многопушечных левиафанов эстетически завораживал и пугал даже обстрелянных воинов) производила еще один эффект — так называемый артиллерийский ветер.

Это физическое явление напо­минало очень сильный шква­листый ветер, неожиданно подувший с моря. До­стигнув побережья, благодаря разности температур он подхваты­вался ветром обычным и рез­ко менял направление. Сила артиллерийского ветра была такова, что с ног иногда сбивало даже очень сильных взрослых мужчин.

Морские пушки стреляли не только чугунными или каменны­ми ядрами. В их арсенал входи­ли картечь, гранаты, книппели и бомбы. Интересно, но разрывные снаряды — гранаты — из-за несовершенства конструкции и опасности для само­го корабля-носителя использовали крайне редко (в отличие от сухопутной артиллерии). Бомбы же стали применять лишь с появлением к началу 1830-х гг. специальных бомбических орудий.

Для того чтобы поджечь вра­жеский корабль, чугунные ядра раскалялись докрасна в специальных печах и лишь затем вы­пускались в противника. Чтобы корабль врага лишился хода, по нему стреляли книппелями — разрезанными на 2 части соединенными цепью или металлической планкой. Книппели рвали паруса и ло­мали мачты.

Линкор «Виктори» постройки 1765 г.
Единственный сохранившийся на сегодня парусный линейный корабль – британский 100-пушечный «Виктори» постройки 1765 г.

Наконец, чтобы моряки противника не пошли на абордаж, по ним стреля­ли картечью. Это груда пуль, выпускаемая единым выстре­лом. Картечью били также матросов на открытых палубах и мачтах во время боя. При необходимости обстреливали незащищен­ную живую силу и конницу врага на берегу.

Любой флотоводец стремился перед боем занять для своих кораблей наветренное положение. Так корабль находился по отношению к ветру впереди противника. Тем самым удавалось иметь преимущество перед против­ником в скорости и маневре. Значит, диктовать дистанцию боя. Однако флот, оказавшийся в противоположном, подветрен­ном положении, тоже имел свои преимущества. Его кораблям было легче выходить из боя.

Проекцияя французского линкора «Аустерлиц»
Проекция французского 120-пушечного линейного корабля «Аустерлиц» 1808 г. постройки

Для лучшего же управления ли­нейным флотом, успех которого зависел от четкого и единого исполнения команд флагмана, флот со времен Англо-гол­ландских войн стали делить натри части: авангард, центр и арьергард. Этими соедине­ниями могли быть дивизии, составляющие единую эскадру, или целый флот, из эскадр же и состоящий.

Исторический факт

В настоящее время лишь флагман адмирала Г. Нельсона в Трафаль­гарском бою «Виктори» сохраняет­ся как памятник. Это единственный из всех линейных кораблей, когда-ли­бо построенных в мире. А построен он был по проекту знаменитого Томаса Слейда в 1765 г. и без осо­бых проблем дожил он и до наших дней. Однако в 1925-1931 гг. в Италии построили два учебных парусных корабля: «Америго Веспуччи» и «Кристофоро Коломбо».

Конструкторы придали их корпусам форму, как у последних классических парус­ных линейных кораблей. Только на этот раз с бутафорскими орудийными портами. Получились неплохие учебные парусники. Вот только судьба их сложилась по-разному. «Кристофоро Коломбо» по репара­ции после Второй мировой войны достался Советскому Союзу и до 1959 г. ходил по Чёрному морю, после чего был списан по ветхости. А вот «Америго Веспуччи» повезло. До настоящего времени именно на нем готовятся офицеры для итальянского военно-морского флота.

Однако обычно линейные бои сводились к многочасовым дуэ­лям на дистанции пистолетного выстрела. Линейные корабли лишались парусов, мачт, получали многочисленные повреждения, убитых и раненых, но оставались на плаву и боеспособности не теряли. Лишь пожар был смертельным для линейного корабля.

Читайте также: Парусная флотилия и её становление

Но случалось это не часто и представляло опасность лишь тогда, когда огонь подбирался к крюйт-камере — пороховому складу корабля. Для того чтобы вызвать пожар, на корабли про­тивника направляли загружен­ные горючими и взрывчатыми веществами маленькие суда — брандеры.

Источник: “Парусники. История парусных судов от Античности до наших дней” Поспелов А. С.

Сноски
Sea-Man

Нашли опечатку? Выделите и нажмите CTRL+Enter

Ноябрь, 28, 2018 4710 0
Добавить комментарий

Читайте также

Текст скопирован
Пометки
Избранные статьи
Loading

Здесь будут храниться статьи, сохраненные вами в "Избранном". Статьи сохраняются в cookie, поэтому не удаляйте их.

Статья добавлена в избранное! Перезагрузка...
Вставить формулу как
Блок
Строка
Дополнительные настройки
Цвет формулы
Цвет текста
#333333
Используйте LaTeX для набора формулы
Предпросмотр
\({}\)
Формула не набрана
Вставить