Торговые суда и пиратские корабли Финикии

Гребной корабль — вещь дорогая. Десятки гребцов должны по команде точно исполнять однообразную и тяжелую работу, не видя, куда идет корабль. А человек не машина: он быстро устает. По этой причине весельно-парусные корабли Древнего Египта, как и всего Древнего мира, «носили военную форму» и гребцами на них были те, кого не жалко, — рабы. Однако одной войной не проживешь.

Испокон веков люди торговали, и пути их мирных маршрутов пролегали, в том числе, по морям. Здесь десятки гребцов — просто обуза. Они занимали место, которое можно было отвести под грузы и припасы, да и многочисленных гребцов нужно было кормить, а ведь пути торговых судов пролегали не только вдоль берега.

Финикийские торговые суда

Лучшими мореходами древности были финикийцы. Живущие в стране, богатой уникальным строительным деревом — ли­ванским кедром, эти трудо­любивые люди Восточного Средиземноморья, так и не создавшие единого государства, в 1500 — 1000 гг. до н э. смогли по­строить великолеп­ный флот. Именно он позволил фини­кийцам организовать масштабную торговлю по всему Средиземному морю, основывать колонии на его берегах и активно заниматься пиратским промыслом. Для морской торговли финикий­цы создали вместитель­ное судно с мощными штевнями и двумя рулевыми весла­ми.

Финикийское торговое судно на польской марке 1963 г.
Финикийское торговое судно на польской марке 1963 г.

Судно было палубным с глубоким трюмом, в котором перевозили грузы и хранили припасы. Их размещали и на палубе, а для того чтобы товары не вывали­лись за борт, ограждали решет­ками из прутьев. К носовому штевню крепилась амфора для воды. Это позволяло длительное время находиться в море. Единственная мачта несла парус типа египетского. Рациональная конструкция корабля позволи­ла использовать для движения включительно силу ветра. Вряд ли скорость такого судна пре­вышала 6 — 7 узлов, но на такой скорости ходили и на веслах. Впоследствии, когда Фини­кия была захвачена Персией, торговые суда начали стро­ить уже для этой империи.

Древнее изображение финикийского торгового корабля
Древнее изображение финикийского торгового корабля

Они стали более вытянутыми, тяжелыми и вместительными, так как предназначались для перевозки войск и лошадей. На них практически отказа­лись от весел даже в качестве вспомогательного средства. Скорость этих военных парус­ников упала до 5 узлов. Резко ухудшилась и маневренность.

А как же военный флот?

На военном флоте в древние времена парус не прижился по ряду причин. Во-первых, скорость весельных кораблей почти не отличалась от скорости весельно-парусных. Во-вторых, в государствах Древнего мира было множество рабов, которых использовали и как гребцов. В-третьих, военный флот действовал в основном в интересах армии, а потому у побережья.

Интересно знать

Финикийцев с полным основанием можно считать первыми морехо­дами, так как они четко разделили все корабли на торговые и военные и стали основоположниками морской навигации. Именно финикий­цы впервые в мире ввели деление окружности горизонта на 360°, составили для будущих поколений моряков надежные описания небесных ориентиров и подготовили первые, пусть и очень примитив­ные карты.

Модель торгового корабля финикийцев. VIII в. до н. э.
Модель торгового корабля финикийцев VIII в. до н. э.

Морские сражения тоже велись вдоль побере­жья — выходить в от­крытое море долгое время было опасно. Наши предки были бессильны перед морской стихией, да и ориентироваться на однообразной глади моря они не умели.

В этих условиях простой ко­рабль, управляемый веслами, был более эффективным, гак как он мог идти в сторону про­тивника и маневрировать в узких   и проливах независимо от ветра и погоды. А затем — кратковременный разгон, мощный удар тара­ном по вражескому кораблю, абордаж и рукопашная схватка. Если и был на корабле парус, перед боем его вместе с мач­той старались убрать, чтобы не загромождал палубу и не мешал бою. Весла даже в этом случае служили подспорьем: ими можно было парировать таранный удар врага.

Первые военные, вернее, пиратские корабли, специ­ально созданные для морского боя, построили финикийцы. Именно их биремы — корабли длиной до 30 и шириной до 5 м с двумя рядами весел послужили прототипами для аналогичных судов Древней Греции и Рима. Но от более поздних греческих триер и римских трирем фи­никийский пиратский корабль отличался опущенными прямо к воде кринолина­ми, площадками для размещения гребцов. Благодаря такой кон­струкции резко увеличивались мореходность и остойчивость, уменьшалась нагрузка на гребцов, так как их весла были максимально опущены к воде. Массивный, окованный медью подводный таран снижал вол­новое сопротивление, добав­ляя скорости.

Специально для размещения матросов и воинов над крино­линами монтировалась боевая площадка — балюстрада, прикрытая щитами и ставшая как бы вторым этажом кораб­ля. Прямой парус поднимали на съемной мачте. Его ис­пользовали только при попут­ном ветре, причем финикий­цы первыми стали ставить и вторую, переднюю мачту с дополнительным парусом — артемоном. При попутном ветре и слабом волне­нии совместная работа греб­цов и парусов разгоняла фини­кийский пиратский корабль до рекорд­ной в Древнем мире скорости в 10 узлов!

Личность в истории

Самым известным человеком Древнего мира, которого захватили пираты, был Гай Юлий Цезарь  (100 — 44 гг. до н. э.) — знаменитый римский полководец, политик и писатель. Это случилось осенью 76 г. до н. э. на пути из Милета в Родос. Узнав, что Цезарь — представитель древнейшего и богатейшего римского рода, пираты потребовали за него колоссальный по тем вре­менам выкуп — 50 талантов (1150 кг серебра, или 1,5 млн долларов на современные деньги). Пираты ждали выкуп 38 дней. За это время молодой патриций хорошо изучил лагерь на скалистом острове Фармакусса и повадки самих пиратов.

Как только Цезарь вернулся в Милет, он добился выде­ления ему четырех бирем и 500 во­инов и незамедлительно нанес удар по пиратской базе. В благодарность за доброе отношение к пленнику 350 пиратов были повешены, а не распяты, как это практиковалось в Риме. Правда, три десятка их гла­варей все же не избежали жестокой казни. Именно эту операцию по праву можно назвать первым успешным военным мероприятием будущего правителя Рима, где четко про­явилась его будущая стратегия: «Пришел, увидел, победил!».

Статуя Цезаря в Турине, Италия
Статуя Цезаря в Турине, Италия

Столь пре­красные качества финикийских боевых ко­раблей, помноженные на опыт смелых экипажей, позволили финикийским пиратам не толь­ко оторваться от собственного побережья, но и впервые в истории овладеть искусством борьбы на море — разрабо­тать тактику морского боя стратегию морской войны. Они были простыми и незамысловатыми, но в то же время отличались большой эффективностью.

Ассирийский барельеф 700 г до н.э. из царского дворца в Ниневии, изображающий типичный финикийский пиратский корабль - бирему
Ассирийский барельеф 700 г до н.э. из царского дворца в Ниневии, изображающий типичный финикийский пиратский корабль — бирему

Главная и уникальная состав­ляющая финикийской страте­гии заключалась в активном взаимодействии с многочис­ленными торговыми корабля­ми. Именно они обнаружива­ли противника и перевозили войска. Благодаря этому пиратские корабли финикий­цев атаковали врага быстро и четко даже в открытом море, вдали от берегов, по ставшей знаменитой толь­ко в XX в. тактике «кусай и беги». Так же быстро финикийские корабли могли высаживать десанты там, где их никто не ждал, после чего, выполнив задачу, просто растворялись на просторах Средиземноморья. Парус в сочетании с достижениями финикийцев в области навигации оказался сильнее весла.

Парусники античности

Парусники в Древнем мире? Почти невероятно. Разве что у финикийцев. И то в спокойную погоду да в
теп­лое время года. Но, как ни странно, и древние греки, и римляне озаботились не только созданием знаменитых гребных триер и трирем, но и строительством торговых парусников.

Греческие торговые парусники

Проживая на Балканском полу-­острове, изрезанном многочис­ленными удобными для стоянки кораблей бухтами, древние греки не могли не связать свою судьбу с морем. Тем более что окружающие горы богаты стро­ительным лесом. Неслучайно жители Эллады стали велико­лепными мореходами, совершая многочисленные плавания по Средиземному и Чёрному морям, создавая на их побережьях колонии.

Типичный греческий торговый парусник
Типичный греческий торговый парусник

Рисунки на греческих амфорах и археологические находки дают нам представление о торговых парусниках Эллады. Они значительно отличались от боевых кораблей и благодаря парусному оснащению могли ходить по бушующим морям и летом, и зимой. Конструкция таких судов была очень простой.

Греческий торговый парусник VI - IV вв. до н.э. Длина судна - около 14,3 м, ширина - 4,3 м.
Греческий торговый парусник VI — IV вв. до н.э. Длина судна — около 14,3 м, ширина — 4,3 м.

Беспалубное судно строили из разных пород дерева, благода­ря чему «купцы» отличались изрядной прочностью. По примеру финикийцев на палубе устанав­ливали решетки из прутьев для ограждения грузов. Парусное оборудование на них тоже не отличалось от финикийского, и имело единственную мачту с большим прямым парусом с традиционной оснасткой.

В поисках свидетельств прошлого

Долгое время в распоряжении историков были лишь изображе­ния древнегреческих торговых парусников. В 1967 г. в гавани кипрского порта Кирения был найден хорошо сохранившийся остов (днищевый скелет) такого корабля. Определение его раз­меров и анализ сохранившихся деталей позволили ученым полу­чить достаточно точные данные о древнегреческих торговых парусниках. Однако делать по од­ной находке далеко идущие вы­воды неправильно. Но, несмотря на то, что география древнегрече­ских морских путешествий была хорошо известна, ученые почти полвека ничего не находили. Только в 2011 г. у побережья черноморского острова Змеи­ный одесские археологи об­наружили останки еще одного древнегреческого торгового судна, названного «Змеиный Патрокл».

В результате обсле­дования его сохранившихся деталей выяснилось, что это был типичный торговый парус­ник водоизмещением не более 200 т, длиной 26 и шириной 8 м. Единственный прямой парус при полной загрузке позволял развивать скорость не более 5 узлов. Судно было загружено амфорами с вином, которые хорошо сохранились. Именно по амфорам удалось выяснить маршрут парусника: с острова Скопелос (архипелаг Север­ные Спорады в западной части Эгейского моря) в одну из коло­ний Северного Причерноморья. Если бы путь был обратным, в амфорах находилось бы зерно.

Римские зерновозы

Представление о римских торговых парусниках у нас более четкое, так как развивались они в более близкую нам эпоху. Процветающей Римской республике, а затем и империи понадобилось снабжать столицу зерном из захваченных провинций. По этой причине во главу угла были поставлены именно вместимость судна и его устойчивость на волне. Ведь даже если судно собьется с известного курса, оно в любом случае придет в римский порт. Поэтому на древнеримских зерновозах уже не оставалось места гребцам, и лишь парус должен был двигать такие суда.

Неслучайно римские зерновозы грузоподъемностью уже от 250 до 2000 т. имели полные обводы, очень малое отношение длины к ширине и глубокую осадку. Ими по-прежнему управляли рулевыми веслами, для которых в корме были сделаны крино­лины. Но парусное оснащение таких судов было совершен­нее: две мачты и минимум два паруса. При этом на верхушке основной — грот-мачты — по­мимо большого прямоуголь­ного паруса размещались два маленьких, похожих на более поздние лиселя. Передняя мачта была изрядно наклонена вперед, напоминая бушприт, несла дополнительный парус — артемон.

Это стало огромным шагом вперед, так как артемон позволял судну двигаться даже при боковом ветре. Кроме того, на римских зерновозах появилось надпалубное помещение — про­образ мостика, в котором разме­щались хозяин и пассажиры.

Интересно знать

В эпоху архаической, или героической, Греции (3 — 2 тысячелетия до н. э.) мореходные корабли эллинов
пред­ставляли собой большие лодки. Но, судя по дошедшим до нас изо­бражениям, парусное вооружение этих простых по конструкции судов было практически совершенным, во многом напоминающим оснащение классиче­ских яхт XVII — XIX вв.

На одной мачте и бушприте размеща­лись несколько парусов разных типов. При этом весла сохранились в качестве основного средства маневра. Именно на таких кораблях греки совершали много­численные плавания, послужившие основой известных мифов, и предпри­няли знаменитый поход на Трою около 1200 г. до н. э.

Корабль греков героической эпохи: разрез корпуса
Разрез корпуса корабля

Однако уже в классическую эпоху столь совершенное парусное вооружение оказалось забытым, и дорийцы, пришед­шие в Грецию в конце 2-го тысячелетия до н. э., пользовались одиночным большим парусом, изобретенным египтянами. Почему это произошло, наука пока не может ответить.

Либурны

В I в. до н. э. в Римской республике был создан боевой корабль, который по своим характеристикам на несколько веков опередил время. Речь идет о либурнах — легких боевых судах, специально созданных для борьбы с военными кораблями противника. Однако, не успев возникнуть, это оригинальное боевое средство погибло. В чем же дело?

Как возникла либурна

Исчезнувшая к I в. до н. э. фини­кийская цивилизация оставила глубокий след в древнем мореплавании. Конструкция класси­ческого финикийского пират­ского корабля на протяжении столетий совершенствовалась морскими разбойниками Среди­земноморья, которым был нужен легкий, маневренный, скорост­ной корабль, способный догнать любое торговое судно и уйти от неожиданно появившегося во­енного корабля. При этом каждый человек у пиратов был на счету, и сажать на весла пленников было невыгодно. Полезнее было сохранить их невредимыми до получения выкупа.

Именно потому пираты все больше склонялись к парусу как средству движения, совершен­ствуя при этом классический финикийский корабль. Так во II в. до н. э. возникла иллирий­ская либурна — корабль-ле­бедь, так как фигура этой птицы украшала нос корабля (на рим­ских зерновозах она находи­лась на корме). Главное отли­чие либурны от финикийского предшественника и римской биремы состояло в иной конструкции корпуса — полные обводы позволяли хорошо держаться на крутой волне. При этом кринолины для гребцов подняли выше. Это позволило подменять друг друга, находясь на одной палубе, ведь никогда не зна­ешь, как повернется бой.

Либурны у римлян

Высокомерные римляне долгое время не обращали внимания на пиратов, но в 67 г. до н. э. дерзкие похождения настолько разгневали римлян, что Сенат поручил известному военачальнику Гнею Помпею навсегда покончить с морскими разбой­никами. Будучи опытным полко­водцем, Помпей разделил все побережье Средиземного моря на 20 районов, э каждом из которых действовали специально назначенные сухопутные и корабельные отряды. В результате пираты были быстро разгромлены, а несколько десятков их либурн достались римлянам в качестве трофеев.

Римская бирема рубежа до нашей эры и нашей эры. Современная компьютерная графика
Римская бирема рубежа до нашей эры и нашей эры. Современная компьютерная графика

Победители быстро оценили преимущества либурн и приня­лись их совершенствовать. Так появился боевой корабль длиной около 30 м, шириной 6 м и осадкой 2,1 м. Высота борта либурн поднялась до 4,5 м, что резко улучшило их мореход­ность и остойчивость.

Гребцов разместили в середине корпуса на хорошо защищенных от волн и врагов кринолинах, а в носовой части широкой палубы уста­новили метательные машины. Подводный таран уменьшился в длину, но вырос в ширину, а также разместился и на корме. Изюминкой римской либурны стал необычный парус — треугольный, или косой, впо­следствии названный латин­ским. Он позволил либурне идти, только повинуясь ветру и даже против него, имея при этом великолепную маневрен­ность и развивая скорость до 9 узлов.

Интересно знать

Флоты противников, боровшихся за власть в Риме: Марка Антония в союзе с еги­петской царицей Клеопатрой против Гая Октавия (Октавиана Августа), пасынка Гая Юлия Цезаря. Именно в составе флота последнего и находились либурны. Как ни хороша была либурна, но римские мореходы привыкли воевать на тяжелых биремах и триремах. В 31 г. до н. э. в сражении у мыса Акций сошлись. В начале боя либурны Гая Октавия с помощью баллист и катапульт атако­вали противника с большой дистанции. Клеопатра решила не испытывать судьбу и увела свои корабли в Александрию, чем предопределила поражение флота Марка Антония. Но он тоже ушел от преследова­телей. Как это случилось, ведь либурны Октавия имели большую скорость и могли двигаться против ветра? Ответ прост: матросы либурн перед сражением поступили так же, как и матросы трирем, убрали паруса и сложили мачты, потому в решающий момент боя либурны уже не имели преимуществ перед устаревшими ко­раблями, и флот Антония ушел…

Рекомендуется к прочтению:
На линии — гиганты
Морские сражения северной войны

Октябрь, 08, 2018 156 0
Читайте также