Военная парусная «мелочь»

Когда читаешь в энциклопедиях статьи о морских боях парусной эпохи, то практически всегда в списках про­тивоборствующих флотов фигурирует точное количество линейных кораблей, фрегатов, а иногда и бомбардирских кораблей. Ну а далее идет стандартная фраза: «и столько-то мелких судов». У пытливого читателя возникает вопрос: а каких именно мелких судов?

И действительно, в классическую парусную эпоху моря и океаны нашей планеты бороздили, на их акваториях активно торговали и воевали великое множество самых разнообразных парусников, как имевших вооружение, так и невооруженных.

Разнообразие мелких судов 

Традиционно применяемое к парусной эпохе словосоче­тание «мелкое судно» верно лишь отчасти и только в том случае, если конкретный парусник выполняет исклю­чительно вспомогательные задачи, не связанные с при­менением оружия или участи­ем в сражениях. Но поскольку наличие хотя бы небольшого количества пушек, пускай даже самых мелких калибров, было обязательным для парусников XV — первой половины XIX в. (например, для подачи салютов как обязательных в то время сигналов), правильнее всю военную парусную «мелочь» называть кораблями. Другое дело, что типаж этих кораблей весьма представителен. Более того, большое количество па­русников встречалось только в конкретной стране (напри­мер в Голландии) и практи­чески не имело распространения в иных государствах.

К примеру, фран­цузский флот для связи между бе­регом и корабель­ными эскадрами использовал легкие, быстроходные, хотя и слабо-воо­руженные авизо.

10-пушечный шведский бот «Гедан» - трофей русского флота. П. Пикарт. 1703 г.
10-пушечный шведский бот «Гедан» — трофей русского флота. П. Пикарт. 1703 г.

Но во флотах других государств авизо распространения не получили. Слишком много было различ­ных их аналогов. Однако существо­вали такие классы парусных кораблей которые состояли в списках всех или почти всех флотов парусной эпохи. Самым, наверное, распро­страненным и многообразным мелким парусным кораблем, вне сомнения, являлся бот (от голландского boot — «лодка»), как правило, это было неболь­шое одномачтовое, чаще всего палубное судно, служившее для перевозки разнообразных и значительных по объему грузов вблизи побережья. Военными вспомогательными функциями этого парусника являлись доставка провианта, питьевой воды и различных грузов на линейные корабли и фрегаты, стоявшие на рейде, а также переправа людей и грузов через реки и озера. Впрочем, эти небольшие, водо­измещением до 60-100 т, суда оснащались 6-10 пушками небольшого калибра и могли брать на борт до 100 солдат с полным вооружением.

Рекомендуется к прочтению: Легендарный крейсер Аврора

В этом случае можно называть бот кораблем, хоть и совсем уж небольшим. На единственной мачте бота поднимали разно­видность латинского паруса — рейковый, но могли ставить и кливер, прикрепляя его либо к небольшому бушприту, либо просто к носу корабля. Отследить происхождение бота сейчас уже почти невоз­можно, хотя, скорее всего, технология его строительства восходит к норманнскому кнорру. Наиболее крупной раз­новидностью бота считается так называемый датский бот. Оставаясь все тем же одно­мачтовым судном, датский бот на свою единственную мачту получил три косых паруса. По­мимо этого он отличался очень полными обводами корпуса, что в сочетании с полностью закрытыми палубой «внутрен­ностями» и изрядным балла­стом придавало ему отличную мореходность.

Эмдемский бот и английский рыбацкий бот. Иллюстрация из энциклопедического словаря Ф.А. Брокгауза и И. А. Ефрона. 1890-1907 гг.
Эмдемский бот и английский рыбацкий бот. Иллюстрация из энциклопедического словаря Ф.А. Брокгауза и И. А. Ефрона. 1890-1907 гг.

Дабы увели­чить остойчивость ботов всех типов, на них применялись специальные боковые конструкции, отдаленно напоми­нающие поплавки, — шверцы. Благодаря им датский бот уже мог достаточно свободно со­вершать регулярные переходы по Северному и Балтийскому морям, а также в случае необ­ходимости выходить в Север­ную Атлантику.

В ходе Англо-голландских войн именно датский бот послужил основой для первых бранде­ров — его изрядная грузоподъ­емность позволяла запасать столько взрывчатых и горючих веществ, что у корабля или даже группы кораблей про­тивника не оставалось никаких шансов на выживание. Прекрасная мореходность соз­данных на основе датского бота брандеров позволяла им действовать совместно с корабельным линейным флотом там, где было необходимо.

Интересно знать

Самая маленькая разновидность бота, ботик, благодаря единственному всемирно известному и дожившему до наших дней представителю этого подкласса — знаменитому ботику Петра I, ласково названному ве­ликим царем «дедушкой русского флота», — получила распространение, прежде всего в России. Впрочем, этот маленький кораблик, носивший имя «Святой Николай», имел все харак­терные черты бота и даже оснащался пушками.

11 августа 1723 г. состоялось, на­верное, самое знаменитое событие в жизни ботика как боевого корабля. Он прошел мимо строя Котлинской эскадры молодого и уже победившего в Северной войне Балтийского флота. 21 линейный корабль и другие кораб­ли салютовали ботику из полутора тысяч своих орудий. А вот экипаж ботика был самым, что называется, представительным.

Возможно вам будет интересно: Снятие судна с мели собственными силами

За рулем сидел адмирал Пётр Михай­лов — сам император Пётр Великий. На веслах были вице-адмиралы Пётр Иванович Сивере и Томас Гордон, контр-адмиралы Наум Акимович Сенявин и Томас Сандерс. Вице-адмирал Александр Данилович Меньшиков исполнял функции лотового, то есть сидящего на самом носу корабля человека, измеряющего скорость движения и глубину места. Главный артиллерист флота Отто Христиан был канониром и отвечал на салют линей­ных кораблей из установленных на ботике двух малых пушек. Командовал кораблем первый генерал-адмирал Российского флота (высшее в то время военно-морское звание) Фёдор Матвеевич Апраксин.

Английский шлюп «Бигль» на акварели Оуэна Стенли 1841 г. во время третьего путешествия близ берегов Австралии
Английский шлюп «Бигль» на акварели Оуэна Стенли 1841 г. во время третьего путешествия близ берегов Австралии

При всех оригинальных харак­теристиках был у бота и его младшего «родственника» бо­тика один недостаток — малая скорость хода. Корпус с полны­ми обводами и опущенные в воду шверцы оказывали зна­чительное сопротивление дви­жению. Тяговых же характери­стик малых по площади парусов, установленных на единственной мачте, было недостаточно. Од­нако мореходность ботов сомнений не вызывала.

В XVII в., когда Англия и Ни­дерланды уже основали коло­нии, находящиеся на других континентах, остро встал во­прос о создании судов, спо­собных осуществлять с ними связь на регулярной основе. Для этого корпус стандарт­ного датского бота удлинили и подкрепили, в результате чего появилась возможность поставить на корабль вторую мачту и постоянный бушприт.

В итоге корпус возросшего по размерам бота приобрел стандартное парусное воору­жение брига и возможность принимать и надежно раз­мещать разнообразные грузы и пассажиров. Кроме того, корабль получил и постоянное вооружение из 10-16 орудий средних калибров. Такой тип парусного корабля назвали пакетбот, или почт-бот. Пакетботы отличались за­видной грузоподъемностью, достигавшей половины общего их водоизмещения. Послед­нее же доходило до отметки в 200 т.

Рекомендуется к прочтению: Появление пароходов

Размеры такого ко­рабля находились в пределах 25 м длины и 6-7 м ширины при осадке до 3-3,5 м. То есть данный парусник имел типичное соотношение 3:1 или 3,5:1, что делало его весьма мореходным. Именно данное качество позволяло пакет­ботам регулярно, если такой термин применим к эпохе парусного флота, совершать рейсы, например между Англи­ей и Америкой. Вооружение же пакетбота делало его непло­хим бойцом, что неоднократно подтверждалось в ходе войн середины XVII — начала XIX в. Так, 16 сентября 1812 г. аме­риканский приватир (государ­ственный пират) Джошуа Барни на своей шхуне «Росси», во­оруженной десятью 12-фунто­выми и одной длинноствольной 9-фунтовой пушками, атаковал и захватил британский пакет­бот «Принцесса Амелия», арти­ллерия которого состояла из четырех 6-фунтовых и двух 9-фун­товых орудий.

Следует отметить что этот бой был тяжел для более скоростного и сильнее воору­женного американского капер­ского корабля. Ведь корпус бри­танского пакетбота отличался завидными прочностью имореходностью, что делало пакетбот более устойчивой артиллерий­ской платформой, нежели быстроходная, но неустойчивая на волнении шхуна. Исключительные мореходные качества пакетботов сделали  этот тип парусного корабля прекрасным экспедиционным судном.

Памятная монета Центральногобанка Российской Федерации 1994 г. Слева - «Восток», справа - «Мирный»
Памятная монета Центральногобанка Российской Федерации 1994 г. Слева — «Восток», справа — «Мирный»

Так, однотипные пакет­боты «Святой Пётр» и «Святой Павел» участвовали в знаме­нитой Второй Камчатской экспедиции 1733-1743 гг. под руководством Витуса Бе­ринга, приведшей к открытию Командорских островов (на­званных так в честь команди­ров этих кораблей В. Беринга и А. Чирикова), Берингова пролива, отделяющего Азию от Америки, и закладке города Петропавловск-Камчатский, получившего свое название в честь знаменитых пакетботов.

Шлюп

Впрочем, куда более эффективным и как транспорт, прежде всего военный, и как экспедици­онное судно оказался иной тип парусного корабля — шлюп (от английского sloop — «идти по воде»). Он был создан в Королевском флоте во второй половине XVII в. как воору­женный корабль, специально предназначенный для выполне­ния вспомогательных функций. Шлюп оказался и первым кораб­лем, оставшимся вне ранговой системы, а вот по рейтинговой он именовался как «24-пушечный». Вообще же в британском флоте понятием «шлюп» могли обозначать любой парусный и слабо-вооруженный корабль. Случалось, что в класс шлю­пов попадали даже береговые сооружения и объекты типа маяков или скал!

Исторический факт

 Самыми известными русскими шлюпами, вне сомнения, являются 20-пушечный «Восток» и 28-пушечный «Мирный». В 1819-1821 гг. эти корабли под общим командованием Фаддея Фаддеевича Беллинсгаузена (флаг на шлюпе «Восток»), совершили первую русскую кругосветную Антарктическую экспедицию (шлюпом «Мирный» командовал будущий адмирал М. П. Лазарев).

Фаддей Фаддеевич Беллинсгаузен (1778-1852)
Фаддей Фаддеевич Беллинсгаузен (1778-1852)

Особенность этого похода заключалась в необходимости подтвердить или опро­вергнуть существование Южного матери­ка. Для столь важного, но одно­ временно сложного похода были выбраны именно шлюпы — прочные, мореходные, вместительные, весьма маневренные и неплохо вооруженные. 10 (22) января 1821 г. оба корабля достигли самой южной точки своего путешествия — 69° 53’ южной широты и 92° 19’ западной долготы, в результа­те чего было доказано существование ранее не известного южного материка, названного Антарктидой. Интересно, что в 1822 г. экспедицию с аналогичными целями предприняли и французы, однако выделенный для этого корвет «Астроля­бия» так далеко на юг зайти не смог.

В принципе шлюп стал прямым развитием пакетбота, размеры которого увеличили, обводы облагородили, а мачт стало три. На них поднимали классическое парусное вооружение корабля, но зачастую несколько упро­щенное. Как тип корабля шлюп сложился только к началу XIX в., и особое развитие наряду с британским он получил в аме­риканском и русском флотах. Французам такой тип корабля был не нужен — его функции выполняли многочисленные корветы.

Классический шлюп пред­ставлял из себя небольших размеров трехмачтовый корабль с длинным и полным корпусом водоизмещением до 600-900 т. Корпус шлюпа, изначально рассчитанный на перевозку грузов в открытом море, выполнялся в усиленном наборе и отличался прочно­стью, а сам корабль — хорошей мореходностью. Воору­жались шлюпы 16-32 пушками калибром 12-16 фунтов, рас­положенными на двух палу­бах — закрытой батарейной и открытой верхней. Но орудия могли стоять и на одной открытой палубе, если их количество не превышало 20-24. Основными задачами шлюпов являлись разведка, дозорная, посыльная, транспортная и экс­педиционная служба. Именно в качестве экспедиционных судов шлюпы и вошли в исто­рию.

Двухмачтовая 16-пушечная шхуна Черноморского флота «Ласточка», построенная в 1838 г.
Двухмачтовая 16-пушечная шхуна Черноморского флота «Ласточка», построенная в 1838 г.

Так, самым известным английским шлюпом является построенный в 1820 г. «Бигль», на котором в 1831-1836 гг. участвовал в кругосветной экспедиции знаменитый Чарлз Дарвин. Кстати, в Тихий океан из Атлантики во время этого по­хода шлюп «Бигль» прошел че­рез ранее неизвестный южный пролив, названный в его честь. Весьма распространенным в военных и торговых парусных флотах был особый тип парус­ного корабля или судна — шхуна. Это был первый тип парусника, специально соз­данный исключительно для мирных, коммерческих целей и потому отличающийся боль­шой грузоподъемностью на процент водоизмещения. Но это обстоятельство привле­кало и военных.

Возможно вам будет интересно: Корабли парусного флота

Шхуна

Особенностью же парусного во­оружения шхуны стала такая его конструкция, чтобы работой  с парусами было занято как можно меньше людей и управ­ляться с ними можно было не на мачтах и реях, а с палубы. По­тому на шхуне вне зависимости количества мачт применялись исключительно косые паруса различных типов: марсели, гафели, брамсели. При этом благодаря острым обводам относи­тельно небольшого по длине узкого корпуса шхуна являлась и самым быстрым грузовым парусным кораблем, развивая скорость около 11 узлов. Более того, шхуна отличалась и сравнительно небольшой осадкой, что позволяло использовать ее для лоцманской, посыльной дозорной службы.

Куттер выходит из гавани Дьепп (Норманди- Франция). А. Л. Гарнерей. 1827 г.
Куттер выходит из гавани Дьепп (Норманди- Франция). А. Л. Гарнерей. 1827 г.

Вооружение шхун, как правило, составляло 6-10 орудий малых калибров, но могли специально устанавливаться и орудия более мощные. Особенно это практиковали американцы, применяя шхуны в каперских целях. Простота конструкции малых двух- и трехмачтовых шхун по­зволяла строить их и в местах, где ранее судостроения не было. Причем в основном соз­давались шхуны для транспорт­но-экспедиционных и дозорно-посыльных функций.

Тендер

Интересным кораблем парус­ной эпохи, своего рода при­брежной шхуной был тендер (от английского tend — «обслужи­вать») — небольшой одномач­товый парусник вспомогатель­ного назначения для перевозки грузов и пассажиров в прибреж­ных районах, разведывательных и посыльно-дозорных функций там же. Корпус тендера созда­вался с разными значениями осадки — минимальная в носу и максимальная по корме, что позволяло этим корабликам подходить к самому берегу чтобы грузиться или, наоборот, разгружаться.

Тендер нес латинское парусное вооружение, поднимаемое на единственную мачту, к которой закреплялся гафель. Бушприт же располагался практически горизонтально и выносился далеко вперед, что придавало этому кораблю весьма специ­фический и воинственный вид. Тендеры имели водоизмещение до 60 т и вооружались максимум 12 мелкокалиберными пушками или каронадами. Если исклю­чить транспортные функции тендера, то, по сути, он был па­русным аналогом современных сторожевых катеров.

Куттер

Самым же маленьким парусным кораблем, предназначенным для несения дозорной, посыль­ной и разведывательной службы у побережья, был в XVII—XX вв. куттер (от английского cutter). По конструкции это были одно­мачтовые кораблики с косым и гафельным парусами, воору­женные несколькими мелкокалиберными пушками. От куттера произошло и со­временное название малых боевых единиц — катеров, ведь по своему назначению парусный куттер походил на современные катера погра­ничной или береговой охраны.

Английский куттер «Нимбл» преследует  у побережья Северной Америки французский капер. 1781 г.
Английский куттер «Нимбл» преследует  у побережья Северной Америки французский капер. 1781 г.

Впрочем, в российском флоте применялся как раз термин «катер». Самым успешным в российском флоте куттером, или катером (что для данного корабля одно и то же), был купленный в Великобритании для Балтийского флота в 1788 г. «Меркурий». Вооруженный 22 каронадами в 24 фунта, этот маленький корабль не только совершил переход из Англии в Россию, но и во время своего крей­серства захватил 29 шведских торговых судов и 12-пушечный тендер. Однако самый громкий успех на долю катера выпал 21 мая 1789 г., когда его эки­паж смело вступил в бой и захватил 44-пушечный швед­ский фрегат «Венус».

Рекомендуется к прочтению: Кораблестроение в России

Пинк

Еще одним малым парусным кораблем для разведки, транс­портных перевозок и борьбы как с каперами, так и с торговыми судами противника, преимуще­ственно вблизи своего побере­жья, был пинк (от французского pinque — «плоскодонное парус­ное судно» и немецкого pinke — «грузовое судно»), Пинк представлял из себя остроднищевой и узкокормовой, высокобортный и быстроходный двух- или трехмачтовый корабль. Его водо­измещение доходило до 200 т, а вооружение — до 20 пушек 6-8-фунтового калибра.

Модель корпуса английского бомбардирского корабля «Гранадо» постройки 1742 г.
Модель корпуса английского бомбардирского корабля «Гранадо» постройки 1742 г.

Интересной особенностью пинка была возможность ис­пользовать как латинские, так и прямые паруса без особого изменения рангоута. Однако это, казалось бы, выгодное обстоятельство обернулось и главным недостатком пинка. Имея корпус, теоретически оптимизированный для ско­ростного хода, но одновре­менно неадекватное парусное вооружение, пинк по скорости уступал и корветам, и даже шлюпам.

Парусные флоты обладали и множеством других малых ко­раблей. Ими были, например, буера, или буерсы, — малые Лансоны — малые бое­вые одно- или двухмачтовые корабли, вооруженные 8 мелкими пушка­ми или 1-2 мор­тирами, предна­значенные для использова­ния против гребных сил противника, перевозки войск и высадки морских десантов. Люгеры — двух­мачтовые с косыми парусами посылочно-разведы­вательные корабли, размерами несколько меньшие, чем бриги, но вооруженные 6-16 небольшими пушками на открытой палубе.

Яхты

Ну и, конечно же, яхты (от голландского jagen — «гнать», «преследовать») — перво­начально легкие и быстрые судна или, коль имели воору­жение, то и корабли для пере­возки пассажиров в отдельной каюте или каютах. Вообще же, яхтой в эпоху парусного флота называли любое малое и быстроходное судно, если оно могло выполнять про­гулочно-представительские функции либо вывозить знат­ных персон. В принципе, до сего дня функции яхт, которые и тогда, и сейчас отличались огромным разнообразием, не изменились.

Возможно вам будет интересно: Методические указания по основам теории судна

Почти не востребованный класс — бомбардирские корабли и суда

При всем совершенстве парус­ных кораблей всех их объеди­няла, условно говоря, одна беда — слабость артиллерии. Конечно, более чем полсотни орудий линейного корабля в одном залпе могли обрушить на противника почти тонну металла. Однако дальность стрельбы такой артиллерии была не более 2 км, а ее эффективность — довольно низкой.

Испанский пинк XVIII в.
Испанский пинк XVIII в.

Чугунное ядро практи­чески не могло пробить дере­вянный борт корабля линии, а часто и более слабого фре­гата или корвета. Что ж гово­рить об обстрелах приморских крепостей, созданных, как правило, по последнему слову инженерной мысли из высоко­прочных каменных блоков или кирпичей и прикрытых земель­ным обволакиванием. Потому уже с самого начала развития парусного флота возникла острая необходимость в кораб­лях для борьбы с берегом.

Прам

Весьма оригинальной попыт­кой решения этой задачи стал прам — плоскодонный мелкосидящий боевой корабль, предназначенный исключительно для обороны портов, бере­гов и бомбардировки примор­ских укреплений противника. Его 18-48 мощных орудий раз­мещались в закрытой батарее Фактически прам и представ­лял из себя плавучую батарею имея мачты (как правило, всего одну) и соответствующее парусное вооружение, он в основном перемещался или по воле течения, или на буксире иных парусников. Выходить в откры­тое море праму необходимое не было.

Однако флоту требовались корабли, которые могли бы и укрепления противника на бе­регу обстреливать, и морские и океанские переходы совер­шать. С этой целью флотоводцы готовы были пожертвовать и скоростью, и автономностью корабля, и даже его пушечным вооружением, но только в поль­зу тяжелых и мощных орудий — мортир, гаубиц, крупнокалиберных пушек.

Галиот

Понятно, что корпус такого корабля должен быть весьма прочным, а потому создавать столь специфические кораб­ли правильнее всего было на базе мореходных транспорт­ных судов. Наиболее соответ­ствовал возлагаемым задачам галиот. Это малое, длиной 20-22 м, одно- или двухмачто­вое мелкосидящее плоскодон­ное судно с круглой кормой и косым парусным вооруже­нием впервые появилось в Нидерландах в конце XVI в. Парусник обладал неплохой грузоподъемностью и осадкой до 3 м. Но при этом его корпус был оптимизирован для выдерживания наиболее частых навигационных поврежде­ний — посадки на мель или столкновения с подводным препятствием.

Бомбардировка Алжира французскими войсками и бомбардирскими галиотами в 1682 г.
Бомбардировка Алжира французскими войсками и бомбардирскими галиотами в 1682 г.

Почти в самом конце своей жизни внимание на галиот обратил и знаменитый Жан Батист Кольбер. Создавая французский военный флот, он вынужден был постоянно учитывать беспрерывные вой­ны, которые вела французская армия, в особенности на по­бережье Фландрии и Ни­дерландов. А именно здесь противники Франции имели значительное количество приморских крепостей.

Рекомендуется к прочтению: Формирование корпуса судна на построечном месте

Для борьбы с ними Кольбер приказал установить на гали­оты по 1-3 крупнокалиберные мортиры, дабы разрушать крепости голландцев навесным огнем и мощными разрывными бомбами. Французские кораблестроители выполнили приказ своего начальника, и в 1681 г. подданные «короля-солнца» уже осваивали первые бом­бардирские галиоты, а в сле­дующем году 5 из них приняли участие в обстреле крепости Алжир. Эффект от применения бомбардирских галиотов, которые называли просто бомбами, оказался положительным.

Английские бомбардирские корабли «Эребус» и «Террор» у берегов Новой Зеландии в августе 1841 г. Дж. Кармичел. 1847 г.
Английские бомбардирские корабли «Эребус» и «Террор» у берегов Новой Зеландии в августе 1841 г. Дж. Кармичел. 1847 г.

И вслед за Францией подоб­ные корабли стала строить и Великобритания. На Туман­ном Альбионе они получили более точное название — бом­бардирские корабли. Ан­гличане принялись их строить на базе специально разрабо­танных и более, чем обычно, усиленных и укрепленных корпусов.

Бомбардирские корабли

Это были относительно неболь­шие, вначале двух-, а с конца XVIII в. — и трехмачтовые корабли с прямым парусным вооруже­нием. Их особенностью был крайне прочный по палубе корпус. На палубе в 2-3 специальных люках располагались тяжелые мортиры. Разместить на корабле несколько закрытых орудийных палуб не представ­лялось возможным, и потому небольшое количество тяжелых  крупнокалиберных пушек или гаубиц, как правило, располагались на квартер-деке, но не по центру, а на баковых и ютовых надстройках.

Несмотря на скромные разме­ры бомбардирские корабли оказались весьма дороги в постройке и, как ни стран­но, довольно сложными в эксплуатации. Для создания наиболее комфортных условий работы мортирам и гауби­цам часто не ставили нижние ярусы парусов, да и в целом парусное вооружение корабля упрощали. В итоге паруса не могли обеспечить прием­лемую тягу для тяжелого по корпусу корабля.

Современная модель английского бомбардирского корабля «Дискавери»
Современная модель английского бомбардирского корабля «Дискавери»

Тем не менее, основные веду­щие морские державы строили бомбардирские корабли на протяжении XVIII и начала XIX в. Эти корабли активно участво­вали в операциях флотов, в том числе и вели бои в линии баталии. Трудно говорить об их эффективности в подобных схватках, ибо из-за низкой точности и скорострельности тяжелых мортир и гаубиц по­разить их снарядами боевой корабль противника было прак­тически невозможно. Впрочем, если попадания все же случа­лись (в палубу, естественно), то шансов на выживание даже у мощного линейного корабля оставалось немного. Потому- то бомбардирские корабли действовали за линией баталии своего флота — ведь стрелять по противнику можно было поверх мачт собственных ко­раблей.

Зато для обстрела наземных объектов бомбардирские корабли оказались крайне по­лезными. Обладая артиллерий­скими системами, практически аналогичными установленным в приморских крепостях или фортах, для их защитников они представляли сложную цель, прежде всего потому, что мог маневрировать. Крепостным ар­тиллеристам надо было отлично прицелиться, чтобы поразить бомбардирский корабль. Он же мог стрелять не прицельно, так как даже маленький форт являл собою большую площадную цель.

Впрочем, адмиралы по раз­ным причинам бомбардир­ские корабли не жаловали. В морском бою их эффектив­ность была весьма низкой, а вот приморские крепости обстреливать приходилось довольно редко.

Британские бомбардирские корабли обстреливают американский форт Мак Генри в 1814 г.
Британские бомбардирские корабли обстреливают американский форт Мак Генри в 1814 г.

Наверное, решающим событием в судь­бе этого класса кораблей ставшая кампания у Копенгагена в апреле-августе 1801 г. Тогда в эскадру знаменитого английского адмирала Г. Нельсона входило 5 бомбардирских кораблей, однако «погоду» в противостоянии с датскими береговыми бата­реями делали не они, а обычные линейные корабли. Прогресс же в артиллерии, обозначившийся в конце пер­вой трети XIX в., в сочетании с улучшением конструкции стандартных линейных кораб­лей привел к тому, что бомбардирские корабли были быстро исключены из списков всех флотов (например, в русском флоте от них окончательно избавились в 1828 г.). И о своем решении флотоводцам, по­литикам и кораблестроителям пришлось уже очень скоро пожалеть.

Возможно вам будет интересно: «Круглые» парусники Северной Европы

В ходе знаменитой Восточной, или Крымской, войны 1853-1856 гг. англо-французским союзникам очень не хватало именно бомбардирских кораб­лей. Обстрел Одессы 10 апре­ля 1854 г., попытка захватить Петропавловск-Камчатский 30 августа — 5 сентября того же года и особенно первая бомбардировка Севастополя 17 октября со всей очевидно­стью показали, что артиллерия кораблей не может тягаться с береговыми орудиями, а сами корабли оказались крайне уязвимыми.

Расположение корабельной мортиры на модели французского бомбардирского корабля «Фудроянт» постройки 1800 г.
Расположение корабельной мортиры на модели французского бомбардирского корабля «Фудроянт» постройки 1800 г.

Да к тому же англичане и французы не­ожиданно для себя заметили, что артиллерия русских кора­блей, стоящих в Севастополь­ских бухтах, бьет на 4,5 км (русские моряки научились увеличивать угол стрельбы своих корабельных пушек пу­тем придания кораблям крена, принимая в трюмы забортную воду). При этом ответить такой «наглости» русских было не­чем. Бомбардирские корабли как оригинальный класс во­енных парусников были уже забыты.

Декабрь, 04, 2018 57 0
Читайте также