Легкие крейсеры и бомбардирские корабли 

Конечно, замечательные парусные фрегаты — это, тем не менее, корабли не без недостат­ков. Довольно большой по размерам и весьма мощный по вооружению фрегат мог при случае потягаться даже с линейным кораблем. Однако в любом случае этот парусный корабль выходил слишком дорогим для того, чтобы им можно было жертвовать для выполнения некото­рых вспомогательных, а иногда даже и основных задач. Такими наиболее распространенными и весьма важными задачами оставались в период расцвета парусного флота борьба с пиратами и торговым судоходством противника и ведение разведки. Во многих случаях для этих целей оказались более пригодными мелкие корабли, объединенные под общим названием «легкий крейсер» и входящие в 6-й ранг. К ним относились трехмачтовые корветы, двухмачтовые бриги и их весьма оригинальные предшественницы шнявы.

Незаметная, но важнейшая единица военных флотов – крейсер типа корвет 

Проследить происхождение слова «корвет» нелегко, ведь французское слово corvette и латинское corbita обозначают единый термин — «корабль». В принципе, уже с самого на­чала ясно, что с момента своего появления корвет был исключи­тельно военным и вооруженным кораблем. А необходимость в хорошо вооруженном, но при этом небольшом и дешевом как в постройке, так и в эксплуата­ции корабле, способном стать массовым «мастером на все руки» военных флотов, ощуща­лась постоянно.

Не исчезла она и сейчас, когда военные флоты практически всех морских дер­жав мира пополняются совре­менными корветами, правда, не парусными, а с дизельными или газовыми турбинами в качестве двигателей и вооруженными разнообразными ракетными комплексами и скорострельной автоматической артиллерией.

Корвет начала XIII в. с блиндовым парусом
Корвет начала XIII в. с блиндовым парусом

Видимо, поэтому адмиралы постоянно заказывали корабле­строителям малые боевые ко­рабли — корветы, обладающие полным парусным вооружением на трех мачтах. Понятно, что особо выдающихся характери­стик от маленького кораблика требовать не приходилось, ведь даже поставить три мачты при легком и низком корпусе огра­ниченных размеров так, чтобы их парусное вооружение эффек­тивно работало, удавалось не всегда и не с первого раза. А на корабле следовало также разместить и полноценную артил­лерийскую батарею.

Рекомендуется к прочтению: Флот в Англо-голландских войнах

Именно поэтому корвет, кото­рый окончательно сформиро­вался во второй половине XVIII в., в момент своего появ­ления в самом начале XVII в. представлял собой всего лишь увеличенную в размерах до водоизмещения примерно 200 т, вооруженную одномачтовую, однако мореходную лодку — бот. В дальнейшем в первой половине XVIII в. кораблестро­ители научились ставить и две мачты, и три. При этом глав­нейшим отличием корвета от фрегата стало расположение артиллерии на открытой ору­дийной палубе.

Классический корвет предна­значался для разведыватель­ной, дозорно-посыльной и крейсерской службы. Его водоизмещение находилось в пределах 400-600 т, экипаж состоял из 100-200 человек, а вооружение включало 20-32 орудия, как правило, кали­бром до 12-18 фунтов, стоя­щие открыто на квартер-деке. Интересной особенностью корветов стало наличие в носо­вой и кормовой частях корабля орудийных портов. Однако для ведения погонного или ретирадного огня предназначались только два орудия, которые в зависимости от задач можно было переставлять с носа на корму и наоборот.

Прусский (германский) парусный корвет «Амазон». 1844 г.
Прусский (германский) парусный корвет «Амазон». 1844 г.

В целом корветы оказались вполне приличными парусника­ми и весьма востребованными боевыми кораблями. Несмотря на свои ограниченные размеры и возможности, корветы об­ладали приемлемой мореход­ностью и имели вооружение, достаточное для выполнения абсолютно самостоятельных задач в отрыве от своих баз и основных сил флота. Так, наиболее известный русский парусный корвет «Оливуца» (при строительстве — «Менелай»), построенный в Севасто­поле в 1839-1841 гг., входил за время своей службы (а разо­бран он был лишь в 1863 г.) в состав Черноморско­го, Балтийского и будущего Тихоокеанского флотов. Помимо чисто военных задач, среди которых была весьма специфическая — охрана царской семьи, отдыхавшей в местечке Оливуца в Италии в июле 1846 г., корвет отлично поработал на отечественную географическую и гидрографическую науки.

Типичный двухмачтовый бриг
Типичный двухмачтовый бриг

В 1844-1846 гг. этот корвет занимался ис­следованием побережья и акватории Средиземного моря, а в 1851-1853 гг. исследовал побережье Сахалина и устье реки Амур. Именно выполненная послед­няя задача во многом помогла спасти немногочисленную рус­скую флотилию в Тихом океане. Уходя от более многочислен­ной и намного более сильной англо-французской эскадры, русские корабли вошли в уже промеренное и исследованное экипажем «Оливуцы» устье Амура. При этом сам корвет шел последним, выполняя разве­дывательно-дозорные задачи. Англо-французская эскадра искала русские корабли в заливе Де-Кастри, неоднократно проходя мимо того места, где они отстаивались, но так их и не обнаружила.

Возможно вам будет интересно: Военно-морской флот накануне Второй мировой войны

Прославились на научном по­прище и корветы иных стран. Так, знаменитый французский 14-пушечный корвет «Астролябия» (при строительстве — «Кокиль») постройки 1811 г., как и русский­ «одноклассник», участвовал в гидрографических исследова­ниях Средиземного моря.

В 1822-1826 гг. корабль со­вершил кругосветное плавание, а в 1837-1840 и 1847-1850 гг. проводил исследование антар­ктических вод. При этом в крайне тяжелых условиях южных морей корабль показал отличные харак­теристики и надежность. Тяже­лейшие путешествия, конечно же, отразились на маленьком корве­те — в 1851 г. он был исключен из списков французского военного флота.

Стандартное парусное вооружение брига
Стандартное парусное вооружение брига

Корветы оказались и последни­ми боевыми парусными кора­блями, строительство которых продолжалось даже в период активного перехода военного флота на паровую тягу. Так, основу флота молодой Германской империи в 1870-е гг. со­ставляли именно классические парусные корветы, достигшие к тому времени предела своего совершенствования.

Рекомендуется к прочтению: Военно-парусный флот, его рождение в Англии

Маленькие рабочие лошадки – бриги 

«Младший брат» корвета — бриг ВСТАВИТЬ ССЫЛКУ НА СЛОВО— появился по аналогич­ным причинам. Здесь, правда, наблюдалось еще большее желание кораблестроителей и адмиралов уменьшить разме­ры корабля, а значит, и удешевить его. Потому-то бриг оказался с парусным вооруже­нием, размещенным всего на двух мачтах. Конечно, это еще больше ограничивало его мореходность, однако для действии у побережья бриг был просто незаменим. Именно это обстоя­тельство заставило укомплекто­вать столь скромный кораблик и веслами, которые вплоть до конца существования этого типа кораблей являлись его вспомо­гательным движителем.

Эволюция брига происходила примерно в те же временные сроки, что и корвета, и к началу XIX в. он представлял собой двух­мачтовый боевой корабль с прямым парусным вооружени­ем и гафелем. С 10-24 пушками, как правило, небольших кали­бров или легкими каронадами, расположенными на открытой палубе с непременными 2 по­гонно-ретирадными орудиями. Водоизмещение брига достигало 480-670 т, а численность экипажа доходила до 120 че­ловек. Бриг развивал скорость максимум в 11 узлов, и большего от корабля, длина которого не превышала 50 м, требовать не приходилось. Помимо парусов бриги снабжались 12-16 парами весел. Причем на этом корабле никогда не испытывали недостат­ка в свободных руках для гребли. Прежде всего потому, что, будучи­ первоначально исключительно прибрежным легким крейсером, в ближайшем порту бриг мог принять на борт дополнительных матросов.

Возможно вам будет интересно: Балтийский морской флот

Особенность эта пришлась как нельзя кстати в кампании 1512-1814 гг. против Велико­британии, когда бриги стали основой военно-речных сил США на Великих Американских озерах и их экипажи наполовину состояли из военных моряков и наполовину из простых граж­данских добровольцев. Наиболее известным из американских бригов является всего лишь 20-пушечная «Ниагара» постройки 1812 г.

Реплика знаменитого брига «Ниагара». 2009 г.
Реплика знаменитого брига «Ниагара». 2009 г.

Этот новейший по тому времени, но маленький корабль был флагманом отряда американ­ского командора Оливера Хаззарда Пери (3 брига, 1 шлюп, 5 шхун), которому 10 сентября 1813 г. удалось нанести пораже­ние британскому военно-озерному отряду (2 корабля, 1 бриг, 1 шлюп, 2 шхуны) в сражении на озере Эри. Впрочем, в России, где к стро­ительству бригов приступили относительно поздно, только в 1806 г., считали именно этот корабль наиболее подходя­щим для несения патрульной и дозорной службы у Кавказ­ского побережья. Из всех типов боевых кораблей на Чёрном море скоростные, маневренные и достаточно сильно вооружен­ные бриги рассматривались как наиболее подходящие боевые единицы для защиты торгового судоходства и ведения ближней разведки.

Исторический факт

Почти все легкие парусные крейсе­ры в случае необходимости могли использовать весла. Однако их применение рассматривалось лишь для маневрирования в гавани или в безветрие и исключительно в мирной обстановке. Но 26 мая 1829 г. у Босфора, находясь в раз­ведке, 18-пушечный шлюп Черноморского флота «Меркурий» под командованием лейтенанта А. И. Казарского был атакован двумя турецкими линейными кораблями, имевшими в совокупности 184 орудия.

В середине дня теплый воздух над Чёрным морем поднялся ввысь, и маленький русский бриг остался без движения. А вот турецкие линей­ные корабли приняли воздух на свои верхние паруса и пошли на сближе­ние с бригом. Русские моряки, ис­пользуя весла, начали маневрировать и стрелять в упор по туркам из своих каронад. В результате трехчасового боя получившие многочисленные повреждения турецкие корабли легли в дрейф и отказались от преследо­вания.

За этот бой бриг «Меркурий» получил высшую коллективную награду рус­ского флота — кормовой Георгиевский флаг. Его командиру в Севастополе был воздвигнут в 1834 г. памятник, на котором начертано: «Казарскому. Потомству в пример». А в составе Черноморского флота с тех пор в обязательном порядке находится корабль 1-го или 2-го ранга с названи­ем «Память Меркурия» и корабль 3-го или 4-го ранга «Казарский».

Бой брига «Меркурий» с двумя турецкими кораблями 1829 г. А. К. Айвазовский. 1892 г.
Бой брига «Меркурий» с двумя турецкими кораблями 26 мая 1829 г. А. К. Айвазовский. 1892 г.

Если весла, положенные бри­гам по штату, использовались весьма редко, то паруса — довольно оригинально, особен­но во французском флоте. В разных ситуациях бригу по­стоянно не хватало третьей мачты. Ввиду ее отсутствия в условиях полной или частич­ной уборки парусов гафель приходилось размещать на специальной конструкции, со­оруженной в районе кормово­го флагштока. Этим пытались увеличить маневренность кора­бля, которая даже при частично убранных парусах оставляла желать лучшего. В дальнейшем, правда, бриги стали оснащать штормовым триселем на дополнительной мачте, который лишь частично улучшил весьма ограниченную маневренность этого в принципе неплохого корабля.

Рекомендуется к прочтению: Крейсер Максим Горький — краснознаменный защитник Ленинграда

Но слабая маневренность брига под парусами была его врож­денной болезнью, так как перво­начально этот тип парусника появился не как военный, а как торговый. Для «купца» манев­ренность особого значения не имела, а в гаванях можно было маневрировать и с помощью весел, тем более что коммерческий бриг использовался пре­жде всего как каботажное судно. Впрочем, на бригах активно использовали косые межмачтовые паруса — стаксели, однако при­меняли их лишь в районах, где дули постоянные ветры, напри­мер муссоны, но крайне редко. Главная причина этого — весьма ограниченная мореходность корабля, не позволявшая экс­периментировать с большими скоростями.

Правда, справедливости ради следует отметить, что британ­ские бриги все же отличались завидной по сравнению с ана­логами в других флотах море­ходностью, что позволяло им активно нести службу в самых отдаленных районах огромной колониальной империи и чаще, чем мореходам иных стран, ходить на всех парусах. Универсальность и дешевизна бригов, казалось бы, должны были обеспечить им жизнь и в момент перехода флота на паровую тягу.

Более того, в Италии после создания единого государства в 1860 г. принялись даже строить бриги с композитным (деревянно-ме­таллическим) корпусом. Этим резко облегчался вес корпуса корабля при увеличении его прочности с одновременным улучшением обводов в подвод­ной его части.

Возможно вам будет интересно: Легендарный крейсер Аврора

Однако в других странах по эко­номическим, политическим и военно-стратегическим при­чинам (там уже активно строил­ся броненосный и миноносный флот) этот опыт продолжения не получил. Поэтому ранее по­строенные деревянные бриги, чье вооружение очень быстро устаревало, а тактические воз­можности неизменно уменьша­лись, дослуживали положенные им сроки и без сожаления шли на слом.

Младший и редкий родственник – бригантина 

Желание усилить скоростные и маневренные качества па­русных кораблей неоднократно приводило кораблестроителей к необходимости использовать смешанное парусное вооруже­ние. Не избежали этого и двух­мачтовые бриги, имевшие не­продолжительное время в евро­пейских военных флотах своего родственника — двухмачтовую бригантину. Свое название бригантина получила от маленьких и юрких кораблей средиземноморских пиратов XV-XVIII вв.

Рабочая каюта типичного торгового брига. 1840 г.
Рабочая каюта типичного торгового брига. 1840 г.

Типичное пиратское судно представляло собой одномачтовую и уменьшенную разно­видность шебеки длиной до 19 м и шириной до 3,4 м. Даже название бригантины происходит от французского слова brigant — «разбойник». Оснащался такой корабль 8-16 парами весел, на каждом из которых сидел один человек, и латинским парусом на мачте-однодревке. При этом, подобно галеасу, она имела сплошную верхнюю палубу, по­зволявшую ставить туда артиллерию даже относительно крупных калибров.

Будучи чрезвычайно маневренным как на веслах, так и под парусом, такой корабль привлек внимание европейских военных моряков, которые стремились получить очень легкий, быстроходный и юркий корабль для разведы­вательной и посыльной службы, особенно в прибрежных рай­онах. Правда, для таких целей вооружения из единственного паруса на простой мачте было недостаточно.

Памятник А. И. Казарскому в Севастополе
Памятник А. И. Казарскому в Севастополе

Общую конструкцию бриганти­ны флоты Венеции, Франции и впоследствии России все же заимствовали во второй поло­вине XVII — начале XVIII в. и использовали для транспорт­ных и десантных операций в прибрежных районах и борь­бы с гребным флотом противни­ка в стесненных условиях. Такие парусно-гребные бригантины могли перевозить до 70 пехо­тинцев и оснащаться дюжиной легких орудий.

Постепенно бригантина на­девала паруса, избавляясь от весел как основного средства движения. В начале XVIII в. она уже представляла из себя двух­мачтовый мореходный корабль водоизмещением до 300 т, длиной до 36 м и шириной 5,5 м. Численность ее экипажа доходила до 150 человек, а вооружения — до 20 легких пушек, расположенных на открытой батарее. При этом конструкция ее корпуса полностью соот­ветствовала таковой у брига.

 Рекомендуется к прочтению: Сражение за Моонзунд — действия немецкого флота в Первую мировую войну

Особенностью парусного вооружения бригантины, обе­спечивающей ее высокой при благоприятных условиях 13-узловой скоростью, стало наличие прямого парусного вооружения на фок-мачте и косого — на грот-мачте. При этом последняя выполнялась без марсов и реев. На ней также отсутствовал нижний прямой парус (грот), а в верхней части палубы подни­мали вместе с реями несколько небольших прямых парусов. Отсутствие грота компенсиро­валось постановкой стакселя между мачтами, а в северных морях Европы — четырехуголь­ного гафельного паруса.

Современный рисунок голландской 10-пушечной бригантины XVIII в.
Современный рисунок голландской 10-пушечной бригантины XVIII в.

Назначение бригантины было аналогичным функциям бри­га — разведывательная и до­зорно-посыльная служба. Однако благодаря своим мореходным качествам и не­плохой вместимости, которая на бригах специально отводи­лась на регламентированное пушечное вооружение, а столь  жестких требований к бриганти­не не предъявлялось, она могла участвовать и в десантных операциях. Впрочем, именно это обстоятельство и погубило бригантину как военный ко­рабль. Со второй половины XVIII в. она стала чисто коммерче­ским парусником.

Возможно вам будет интересно: Парусный флот и его предыстория

Легкие крейсера для стесненных районов – шнявы 

Интересно, что некоторые флоты строили малые парус­ные корабли, которые прак­тически не встречались во флотах других государств. Так, Дания, Швеция, а вслед за ними и Россия в XVII—XVIII вв. строили шнявы — малые 12-18-пушечные, двух­ реже трехмачтовые с бригским вооружением быстроходные корабли, предназначенные для разведки, ближнего крейсерства, транспортных и посыльных целей, а также для борьбы с каперами и действий против корабельного и гребного флота в шхерах. Обладая малой гадкой и великолепной маневренностью, в русском флоте времен Северной войны 1700-1721 гг. шнявы зарекомендовали себя как поистине универсальные корабли, хотя первоначально, и бриги, создавались в качестве торговых судов. Шнявы, как правило, имели две мачты с прямым парусным вооружением, бушприт, стаксель и кливер. Зачастую ставилась третья, так называемая шняв-мачта, расположенная непосредственно за грот-мачтой.

Типичный английский 24-пушечный бриг рубежа XVII—XIX вв.
Типичный английский 24-пушечный бриг рубежа XVII—XIX вв.

На ней поднимался трисель, именно это обстоятельство послужило причиной того, что в разных справочниках шнявы фигурируют и как двух-, и как трехмачтовые корабли. При этом часто забывается, что шняв-мачта была не обязатель­ной и ее установка зависела от предпочтения конкретного ко­мандира корабля, ведь трисель на шняве можно было поднять и по-другому — просто зацепить специальным тросом (джек-шагом), к которому кольцами присоединялась нижняя часть паруса (шкаторина). В среднем шнявы имели водо­измещение до 150 т и экипаж в 80 человек. Корпус длиной 25-30 м при ширине 6-8 м об­ладал малой осадкой — до 3 м или чуть больше.

Рекомендуется к прочтению: Современные крейсера

Поскольку шнявы имели весьма полные обводы и развитую кормовую часть, была возможность довольно легко менять распо­ложение грузов и тем самым влиять на осадку — в узкостях и шхерах бесценное свойство. При этом корабль оставался достаточно мощно вооружен­ным и комфортным для лиц начальствующего состава. Это обстоятельство, а также воз­можность легко устанавливать шняв-мачту или массивный кормовой флагшток, на кото­ром, как правило, поднимали большие по площади штандар­ты, послужило причиной попу­лярности данного типа корабля у адмиралов и монархов. Так, при Петре I шнява с названием «Мункер» (в переводе с гол­ландского — «мое сердце») строилась и для Азовского флота, и для молодого Бал­тийского, оставаясь при этом любимым кораблем русского самодержца-реформатора. Следует отметить, что в обоих случаях это были 14-пушечные корабли, построенные, скорее всего, по одному проекту.

Американская бригантина «Уильям Дж. Ирвин» Построена в 1881 г. Г. Денни. XIX в.
Американская бригантина «Уильям Дж. Ирвин» Построена в 1881 г. Г. Денни. XIX в.

Того, что простая двухмачтовая шнява сможет стать почти идеальным для балтийского театра легким крейсером и, что более важно, абсолютно уни­версальным военным парусным кораблем, видимо, не ожидали даже ее создатели и почитате­ли. Но куда большей неожидан­ностью для них стало свертывание программы строительства этих уникальных кораблей почти сразу же после смерти Петра Великого. Причин оказалось две: его преемники флот не жаловали и не стремились развивать его в том темпе и в таком количестве, как в эпоху Петра. Ну а когда властители наконец-то обратили свои взоры на флот, выяснилось, что разно­образные бригантины, а затем и чистые бриги да корветы функции шняв выполняют порой куда лучше. И этот класс прекратил свое существование в молодом русском флоте, хотя до конца знаменитого «ман­жетного» века их еще строила некогда могучая Швеция.

Возможно вам будет интересно: Драккары викингов

Акаты 

Тип корабля, способный стать универсальным парусным лег­ким крейсером, пытались раз­работать практически все веду­щие морские державы. Однако в классическую парусную эпоху это фактически не удалось. Тем не менее кораблестроители все же могли создать ряд интерес­ных моделей, которые хоть и не получили распространения в военном флоте европейских морских держав, оказались весьма интересными.

Гантукское сражение между русским и шведскими флотами 1714 г. Первая в истории России морская победа. А. П. Боголюбов. 1877 г.
Гантукское сражение между русским и шведскими флотами 1714 г. Первая в истории России морская победа. А. П. Боголюбов. 1877 г.

Так, в 1790 г. николаевскими кораблестроителями началось строительство акатов. Это были трехмачтовые малые корабли с полным парусным вооружени­ем, на первый взгляд нечто сред­нее между средиземноморской шебекой и легким фрегатом ВСТАВИТЬ ССЫЛКУ. Они оснащались 10 парами весел, которые можно было использо­вать при слабом ветре. Длина таких кораблей составила 29 м (по палубе), ширина по обшив­ке — почти 8 м, а максимальная осадка кормой — 3,38 м.

Столь малые корабли, экипаж которых насчитывал 100-107 че­ловек, имели совершенно универсальное предназначение: они создавались для боя в ли­нии баталии, самостоятельного крейсерства, посыльной, разве­дывательной и дозорной служ­бы, а также для абордажа и десантирования.

Для облегчения последней задачи и уси­ления прочих (кроме линейного боя) акаты снабжались 12-весельным баркасом и двумя 5-весельными шлюпками, казалось бы, кораблестроители замахнулись на все и должны были получить ничего. Однако ж нет. Под стать своему предна­значению вооруженные акаты (а всего для Черноморского флота их было построено только два: «Ирина» и № 2), имели небольшое, но весьма многоцеле­вое вооружение: десять 18-фун­товых длинноствольных пушек по бортам на закрытой палубе, шесть 8-фунтовых единорогов на открытой ютовой палубе и две 3-пудовые гаубицы в носу в основном варианте.

Причем единорогов, которые по даль­ности стрельбы и разрушитель­ному действию ядра не уступали 18-фунтовкам, можно было перекатывать и на нос. Сама же конструкция подводной части корпуса предусматривала рез­кое уменьшение осадки с кор­мы на нос, что позволяло этим кораблям близко подходить к берегу и высаживать десант (такая конструкция практикует­ся сейчас на танко-десантных кораблях). При этом, чтобы стрельба относительно тяжелых и разнообразных орудий не рас­шатывала корпус, его сильно укрепили.

 Рекомендуется к прочтению: Громобой – броненосный крейсер императорского флота

Казалось бы, создан универ­сальный корабль: действи­тельно легкий крейсер, так как избыточное для столь малого водоизмещения и размеров парусное вооружение гнало при хорошем ветре эти весьма остойчивые корабли с заво­раживающей для марсоходов скоростью (предположительно 14 узлов). Его же вооружение и вместимость открывали поис­тине неограниченные возмож­ности применения. Но, к сожалению, эти оригинальные по типу и конструкции парусные ко­рабли в русском флоте больше никогда не строились, разве что в невооруженном транспортном варианте флот пополнило еще 6 акатов.

Шнява на гравюре «Боевые порядки русского юга на пути к Выборгу в мае 1710 года» Пикарта. 1711 г.
Шнява на гравюре «Боевые порядки русского юга на пути к Выборгу в мае 1710 года» Пикарта. 1711 г.

Интересно знать

Именно шнява стала первым насто­ящим парусным кораблем русского Балтийского флота. Вечером 6 мая 1703 г. в устье Невы во­шел маленький отряд шведских кораб­лей — 8-пушечная шнява «Астрильд» («Звезда») и 10-пушечный бот «Гедан» («Щука»), Эти корабли отделились от шведской эскадры вице-адмирала Нумерса, не знавшего о взятии русскими войсками 1 мая крепости Ниеншанц. Поскольку корабли эскадры были крупными, только шнява и бот подошли столь близко к побережью. У наблюдавших за этими действиями русских офицеров во главе с царем Петром I возник дерзкий план — захватить швед­ские корабли.

Петр Великий с лентой ордена Св. Андрея Первозванного. К. до Мур. 1717 г.
Петр Великий с лентой ордена Св. Андрея Первозванного. К. до Мур. 1717 г.

На 30 рыбачьих лодках под покровом темноты и дождя две роты солдат Преображенского и Семеновского полков во главе с царем и его ближай­шим помощником А. Д. Меньшиковым атаковали шведский отряд и в ходе короткого, но решительного абордаж­ного боя захватили шведские корабли.

Возможно вам будет интересно: Дорога к океану, или самые, самые первые

В честь этой славной победы в России была отчеканена медаль с надписью «Небываемое бывает», которую полу­чили все участники этой славной ата­ки, а ее руководители стали первыми кавалерами высшей награды будущей Российской империи — ордена Св. Андрея Первозванного. Дата же 7 мая считается днем основа­ния Балтийского флота. 

Декабрь, 01, 2018 60 0
Читайте также