.
Категории сайта

Эпопея «Комсомольца», гибель атомной подводной лодки К-278

Об атомной подводной лодке «Комсомолец», затонувшей 7 апреля 1989 года в точке с координатами 73° 40‘ северной широты и 13° 30‘ восточной долготы, написано довольно много. Слишком уж странным показалось это происшествие: лодка, которой и поныне принадлежит мировой рекорд погружения на 1 032 м, вдруг затонула, что называется, на ровном месте.

Ожидалось, что точки над «i» расставит правительственная комиссия. Но, когда она завершила работу, в прессе появилось лишь краткое сообщение:

«Причиной катастрофы явился пожар в кормовом отсеке подводной лодки. Наиболее вероятно, что он возник из-за возгорания электрооборудования».

За рамками сообщения, как мы видим, остались ответы на три главных вопроса: почему это произошло? Кто в этом виноват? Каковы Трагические аварии и катастрофы в морепоследствия катастрофы? Давайте попробуем разобраться.

До того горестного дня дела на нашем подводном флоте шли – лучше не надо. Во всяком случае, такое впечатление складывалось из публикаций советской печати. Наши подводники совершали кругосветные плавания, всплывали на Северном полюсе, первой же ракетой поражали цели за сотни миль.

АПЛ К-278 «Комсомолец»
Подводная лодка К-278 «Комсомолец»
Источник: Wikipedia.org

После 7 апреля произошел поворот на 180°. Одни газетные заголовки чего стоили: «Опасные глубины», «Подводный пожар», «Спасите наши души». Неужто одно чрезвычайное происшествие так резко переменило мнение о подплаве? Нет, тут, видимо, надо искать глубинные течения.

«Это не только боль и досада, но и позор наш!»

– так выразил свои чувства один из подводников, участвовавший в работе правительственной комиссии, расследовавшей обстоятельства гибели «Комсомольца». Действительно, в мирное время затонул Боевой флот Россииновейший боевой корабль, причем в ходе спасательных работ погибли 42 моряка из 69, входивших в его экипаж. Как же такое могло произойти?

Давайте восстановим события того апрельского дня.

  • 11:54. Командиру самолета майору Г. Петроградскому сообщили, что в районе острова Медвежий возник пожар на нашей подлодке. Она всплыла, экипаж пытается спасти корабль. Надо выйти в район бедствия, связаться с командиром субмарины и доложить в штаб обстановку и просьбы моряков;
  • 12:43. Петроградский оторвал тяжелую машину от взлетной полосы. На подготовку к вылету положено 1 ч 20 мин. Летчики уложились в 49 мин – сняли вооружение и взяли аварийно-спасательные средства;
  • 14:20. Достигнув Медвежьего, что примерно в 980 км от берега, Петроградский связался с подлодкой и транслировал на базу сообщение:

«Пожар контролируется экипажем. Просьб нет».

  • 14:40. Пробив нижнюю кромку облачности, авиаторы увидели «Комсомолец». Лодка стояла с небольшим креном на правый борт, из боевой рубки тянулся белый дым, слева, у 6-7-го отсеков морская вода пенилась. Петроградский передал на берег метеосводку: видимость 5-6 км, нижняя кромка облачности в 400 м от моря, волнение 2-3 балла, зыбь, временами налетают снежные заряды;
  • 14:50. В воздухе уже три самолета, их экипажи транслируют переговоры командира «Комсомольца» Е. Ванина со штабом флота, наводят на лодку надводные корабли. Расчетное время их подхода – 18:00;
  • 15:20. Ванин просит буксиры, поскольку лодка потеряла ход, ведь из-за пожара пришлось заглушить реактор;
  • 16:00. Ванин неожиданно запросил фреон. Петроградский связался с идущими на помощь кораблями – пообещали найти;
  • 16:35. Летчики заметили, что лодка садится кормой;
  • 16:38. Дифферент на корму и крен на правый борт возрастают;
  • 16:40. Из воды показался форштевень;
  • 16:44. Волны омывают уже основание рубки;
  • 16:47. Рубка наполовину в воде;
  • 16:50. Радиограмма Ванина:

«Готовлю к эвакуации 69 человек».

  • 17:00. Рядом с лодкой плавают два спасательных плота, вмещающие по 20 человек. Петроградский сбросил им контейнер с надувной шлюпкой (приводниться на сухопутной машине он никак не мог), подводники начали садиться в нее. При следующем заходе летчики не увидели этой лодки, один плот оказался перевернутым. Со второго самолета сбросили контейнеры, но ими уже никто не мог воспользоваться;
  • 17:08. Подводная лодка затонула.

Еще примерно через час первую группу подводников подняла Рыбопромысловый флотрыболовная плавбаза «Алексей Хлобыстов», которая поспешила на помощь военным морякам. Остальных поодиночке вылавливали из холодной воды. Спасти удалось 27 человек.

Трагедия у острова Медвежий вызвала бурную и весьма разноречивую реакцию. Быстрее всех отреагировали военные и газетчики.

Погибшим воздали почести, экипаж «Комсомольца» наградили, заместитель начальника аварийно-спасательной службы ВМФ лишился должности. Начала работать Государственная комиссия, в которую включили министра обороны Д. Язова, секретаря ЦК КПСС О. Бакланова, заместителя Председателя Совета министров СССР И. Белоусова.

А на страницах печати тем временем бушевали страсти. Все началось, пожалуй, с того, что бывший командир атомной подлодки A. Горбачев поведал читателям, что подобный случай – отнюдь не первый, только раньше все скрывалось за завесой секретности.

В ответ по поручению уцелевших членов экипажа «Комсомольца», а скорее всего – по заданию командования, спасавшего честь мундира, четверо моряков написали (или подписали) открытое письмо, отметая предположения, что пожар завершился трагедией из-за неважной выучки экипажа, и сместив акценты на конструктивные недостатки корабля.

«Отсутствие комплексной системы оценки обстановки в аварийном отсеке на основе объективных данных, – утверждали подводники, – особенно при отсутствии или выходе из строя части личного состава, не позволило в первую минуту оценить обстановку в аварийном отсеке. Потеря управления с центральных пультов систем и оборудования средствами движения корабля и выход из строя связи с аварийными отсеками привели к осложнению обстановки на корабле».

Теперь мы вряд ли узнаем, отчего вспыхнул пожар. Ничего не скажут стоявшие на вахте в злополучном 7-м отсеке Требования к персоналу мостикатрюмный машинист, старший матрос Н. Бухникашвили и техник группы дистанционного контроля мичман B. Колотилин – они так и остались на своих постах навечно. Однако многое может проясниться из анализа опубликованных данных.

Комсостав – а на борту, кроме командира, был еще и начальник политотдела соединения, капитан 1-го ранга Т. Буркулаков – допустил несколько ошибок. Иначе не оценить факты, выявленные Государственной комиссией.

Чтобы локализовать пожар в 7-м отсеке, у командира было по крайней мере 15 минут. Но тревогу объявили с опозданием, экипаж несвоевременно занял места по аварийному расписанию, не загерметизировал отсеков и не полностью сделал то, что положено выполнять без команды, но по инструкции. Это промедление предопределило дальнейшее.

Как сообщал «Морской сборник», погибшая лодка была оборудована пороховыми газогенераторами для экстренного всплытия. Но в центральном посту решили всплывать обычным способом, при этом воздух высокого давления подали в кормовые цистерны по трубопроводам, проходившим через горящий отсек. Раскаленные стенки трубопроводов не выдержали давления, и сжатый воздух рванул в горящий отсек, создав там эффект доменной печи! В результате 40-минутного наддува температура достигла 800—1 000 °С. Не удивительно, что отсек разгерметизировался, а потом сдал и прочный корпус в корме.

Однако возлагать вину за случившееся на экипаж «Комсомольца» было бы неверно. Как выяснилось, некоторые подводники только к концу срочной службы осваиваются на боевых постах. Не случайно на подплаве стараются удержать моряков на сверхсрочной, то есть стремятся перейти к той самой профессиональной армии, против которой до сих пор возражают многие генералы и адмиралы. А пока на Гранды третьего поколения – Подводные истребители и первые атомные подводные лодкиподводные атомоходы приходят вчерашние выпускники ПТУ, причем не подвергаются профотбору. А психологи дальний поход под водой сравнивают с космическим полетом. Но космонавтов долго и тщательно готовят. Знакомый же командир атомохода рассказывал:

  • Выхожу с новобранцами в море, погружаюсь и начинаю ползать под перископом у родного берега. Глядишь, у одного-другого клаустрофобия обнаружится, а то и приступ эпилепсии. С этим офицером я летел на Камчатку, времени для разговора было достаточно. Еще при посадке я обратил внимание на спор военного моряка с контролерами из-за двух ящиков. Оказалось, мой собеседник вез семье лук и помидоры – на базе с ними, ох, как туго! Такова проза жизни на берегу. На корабле тоже сложностей хватает. После очередного ремонта на лодке завелись крысы, их выжили с великим трудом, «мобилизовав» кота и двух кошек;
  • У одной во время похода родились котята. Не выжили. – продолжил подводник. – И вообще на борту, кроме людей и крыс, никто не приживается. Да и сами к концу плавания держимся на анальгине – головы страшно болят. Говорят, это потому, что стальной корпус экранирует все электромагнитные излучения.

Такова, так сказать, психологически житейская сторона медали. А вот другая, технически организационная: проверкой после трагедии в Норвежском море было установлено, что многие подводники… не умеют плавать. Для студеной воды (большинство моряков «Комсомольца» погибли из-за переохлаждения) не хватает спецкостюмов, а те, что есть, неважного качества и неудобны.

Теперь перейдем к самой лодке. Уже при сдаче ее морякам выявились серьезные недочеты, например, в первом же погружении «потеряли» всплывающую спасательную камеру. Пришлось искать ее на дне, поднимать, переделывать, так же поступили с подобными устройствами на других лодках. И это не все.

Капитан 1-го ранга Е. Селиванов, в прошлом командир атомохода, на котором 18 июля 1984 года был пожар, приведший к жертвам, исследовал происшествия такого рода и пришел к выводу: необходимо еще на уровне проекта исключать возможность появления огня в отсеках. На «Комсомольце» так не сделали, а ведь это корабль новейшей конструкции, способный действовать на глубине до 1 тыс. м!

Теперь он лежит на полуторакилометровой глубине. Удалось лишь более-менее локализовать носовую часть субмарины, где остались торпеды с ядерными боеголовками.

Предлагается к прочтению: Корпусные конструкции транспортных судов ледового плавания

Другой атомоход, по данным нашей печати, погиб летом 1983 года у Камчатки, в октябре 1986 года мы потеряли лодку в Атлантике, в 1989 году, после гибели «Комсомольца», в том же районе потерпела аварию еще одна субмарина. И у всех на борту – ядерное оружие!

Последний поход «Курска»

Наконец, и мы можем сказать – мы тоже поднимаем затопленные подлодки. Доказательство тому – операция по подъему атомной подводной лодки «Курск» со дна Баренцева моря.

Однако давайте вспомним, как она проходила. Сначала нам скупо сообщили:

«Авария на подводной лодке. Ведутся спасательные работы. Подводники живы, подают сигналы…»

На самом же деле, как выяснилось позднее, отцы-командиры занимались спасением лишь собственного мундира и должностей. Сама же операция по спасению началась реально лишь после того, как командование флота обратилось за помощью к зарубежным специалистам.

Но время было упущено и спасти с лодки не удалось никого. Потом, правда, нам сказали, что и спасать, дескать, было некого – экипаж погиб от взрыва в первые же секунды катастрофы. Однако зачем же тогда было врать?

Тем более, что и не обошлись без лукавства: люди в кормовом отсеке были еще какое-то время живы и даже успели написать предсмертные записки, содержание которых и по сей день почему-то засекречено.

Саму же операцию по спасению настолько засекретили, что даже Президент России не нашел, что сказать по этому поводу, кроме того, что лодка утонула.

Такая атмосфера тут же породила множество домыслов и слухов. Даже правительственная комиссия была вынуждена рассматривать пятнадцать версий катастрофы, в том числе такие экзотические, как теракт на борту и столкновение с НЛО. Затем более-менее всерьез были рассмотрены следующие версии.

«Морские трагедии, которые потрясли мирКурск» подорвался на донной мине времен Второй мировой войны. Однако эксперты дали заключение: якорные контактные мины не могут сохраниться в боевом положении пятьдесят пять лет. Кроме того, данная акватория давно используется Северным флотом для учений.

АПЛ К-141 «Курск»
Атомная подводная лодка К-141 «Курск»

Подлодку протаранило надводное судно большого водоизмещения. Версия тоже не прошла, поскольку единственное судно, подходящее под это описание – российский сухогруз «Механик Ярцев», – было выпровождено с полигона еще 11 августа, в то время как лодка затонула лишь на следующий день.

«Курск» столкнулся с иностранной подводной лодкой. За эту версию наши специалисты уцепились с радостью и муссировали ее пару недель так и этак, не понимая, что выставляют тем самым себя в самом невыгодном свете. Как в районе учений, где находился практически весь Северный флот, могла остаться незамеченной чужая Краткая история ВМС СШАсубмарина? Если бы такое случилось на самом деле, командующий Северным флотом тут же должен был подать в отставку вместе с рядом командиров высшего звена. Как и в том случае, если бы «Курск» погиб из-за взрыва боезапаса в результате неумелого обращения матросов-новобранцев с техникой или был поражен ракетой, выпущенной с крейсера «Петр Великий».

Следующее предположение: «Курск» погиб при выполнении эффектного маневра под названием «Прыжок кита». Его суть состоит в отработке приема стрельбы ракетами в период нахождения в надводном положении и резкого ухода от торпед противника в пузырьковое облако. Однако заниматься подобными прыжками на глубине всего 108 м мог только сумасшедший.

Следующая версия кажется более логичной: «Курск» поразил сам себя из-за неисправности в системе наведения собственной торпеды. Такое, говорят, и в самом деле возможно. Предполагают, что именно из-за этого погибла американская субмарина «Скорпион».

Тем более что на «Курске» предполагались испытания новой торпеды. Той самой, которую привезли из Каспийска два специалиста, зачисленные в штат атомного подводного крейсера – теперь уже навечно.

Последней версии вскоре суждено было стать основной. В конце концов спецы нехотя сознались, что «Курск» погиб из-за этой самой не доведенной до ума торпеды. Она взорвалась прямо в носовом отсеке, вызвав детонацию других боеприпасов. Отсюда и два взрыва – сначала относительно слабый, а затем более мощный, эхо от которых зафиксировали окрестные акустические станции, как наши, так и зарубежные.

Это интересно: «Наутилус» и другие

Однако чтобы убедиться в этом, подлодку следовало поднять. Тем более что лежала она на относительно малой глубине.

Но и тут мы не справились своими силами, привлекли специалистов голландской фирмы «Маммут». И те согласились за хорошие деньги, хотя до этого фирма занималась довольно сложными инженерными работами только на суше. Например, именно ее специалисты устанавливали громадную крышу над московским стадионом «Лужники».

Тем не менее президент фирмы ван Сеймерен храбро взялся за дело. Не имея собственных водолазов, он стал искать их по всей Европе. И нашел, уговорил, направил на работу.

Следующим шагом ван Сеймерена было создание совместного предприятия с норвежской фирмой «Смит Интернэшнл», которая владела гигантской баржей «Джайнт-4» и оборудованием для подводных работ, в том числе и дистанционно управляемыми аппаратами «Иксплорер».

Благодаря образцовой организации работы шли настолько быстро, насколько позволяла капризная погода Северного моря. А она была такой, что во время качки водолазам и матросам не удавалось после вахты даже как следует ополоснуться под душем: струи воды все время били мимо. А во время затишья с попутным вертолетом на баржу «Джайнт-4» специально для суровых мужчин завезли гигиеническую губную помаду – на студеном заполярном ветру у спасателей до крови трескались губы.

Из-за погодных условий график работ на последнем этапе операции неоднократно менялся. А Судовые гидро метеорологические приборыметеорологи предупреждали: дальше может быть еще хуже. Тем не менее в спешке иностранные специалисты сделали все, как надо. В ночь на 8 октября они начали раскачивать корпус подводной лодки, чтобы максимально снизить его сцепление с илистым грунтом. И рано утром того же дня корпус «Курска» достаточно легко оторвался от дна и начал плавно подниматься к днищу баржи «Джайнт-4».

Первоначально операция проходила в строгом соответствии с технологическим планом, который предусматривал остановки через каждые десять метров. Эти паузы использовались для замера радиационного фона и контроля за целостностью конструкций.

Но затем погода внесла свои коррективы – поступил сигнал от метеорологов: надвигается шторм. Тогда, не дожидаясь, когда подлодку окончательно закрепят под днищем баржи, вице-адмирал Моцак отдал приказ – начать буксировку «Курска». Это было очень рискованное решение – никто не знал, как поведет себя многотонная махина во время неизбежной болтанки. Под килем оставалось еще сорок два метра, когда повисший на гидрозахватах «Курск» вместе с баржей лег курсом на базу в Кольском заливе.

К полудню каравану удалось пройти большую часть пути – 110 морских миль, которые отделяли караван от точки назначения – дока № 50, расположенного близ поселка Росляково. Погода в этом районе была благоприятной, поэтому в штабе экспедиции не было сомнений, что отряд судов войдет в Кольский залив без проблем.

Примерно в 15 часов была осуществлена стыковка подводной лодки с баржей «Джайнт-4». Рубка «Курска» вошла в так называемое подводное седло, заранее сделанное в днище баржи, началась установка защитной сетки на линии отреза первого отсека, чтобы предохранить подлодку от вымывания при транспортировке фрагментов из второго отсека, так как и они могли оказаться очень полезными при выяснении причин катастрофы «Курска».

Кстати, отрезанный первый отсек так и остался лежать на дне. Почему? Не пытаются ли наши чины все-таки скрыть нечто, из ряда вон выходящее?

С предельной осторожностью «Джайнт-4» вместе с «Курском» был поставлен на рейд губы Белокаменной, как раз напротив судоремонтного завода в поселке Росляково. Три самых опытных лоцмана вели в бухту гигантскую конструкцию: упаси Господь задеть за дно! Но все на сей раз обошлось.

Читайте также: Служебно-вспомогательный, технический и рыбопромысловый флот

Затем состоялось извлечение тел погибших, торжественные похороны, награждения и понижения в должности. В общем, дальше все, как обычно.

Однако сама по себе эта история и по сей день оставляет какой-то нехороший осадок. Неужто мы никогда не научимся извлекать уроки из собственных ошибок? Не говоря уже о том, что умные люди предпочитают учиться на ошибках чужих.

История подлодки К-141 «Курск» (Видео)

Сноски
Sea-Man

Нашли опечатку? Выделите и нажмите CTRL+Enter

Июнь, 14, 2022 314 0
Добавить комментарий

Читайте также

Текст скопирован
Пометки
Избранные статьи
Loading

Здесь будут храниться статьи, сохраненные вами в "Избранном". Статьи сохраняются в cookie, поэтому не удаляйте их.

Статья добавлена в избранное! Перезагрузка...
Вставить формулу как
Блок
Строка
Дополнительные настройки
Цвет формулы
Цвет текста
#333333
Используйте LaTeX для набора формулы
Предпросмотр
\({}\)
Формула не набрана
Вставить