.
Категории сайта

Пожар на авианосце «Форрестол»

День 29 июля 1967 года для моряков с авианосца «Форрестол» поначалу мало чем отличался от других дней того лета. Шла полным ходом война в Индокитае, и пилоты готовились к очередным рейдам на Северный Вьетнам. В тот раз на задание должны были вылететь 12 штурмовиков «Скайхок», семь истребителей «Фантом» и два самолета- разведчика «Виджилент».

Подготовка шла обычным порядком, пока в 10:53 по местному времени вдруг не взорвался подвесной топливный бак одного из «Скайхоков». Пламя мгновенно охватило не только этот самолет, но и пару соседних. Над «Форрестолом» взвилось облако черного дыма.

Безопасность газовозов и источники воспламенения газовАварийные команды сразу же приступили к тушению пожара. Поскольку разлившееся и горевшее на палубе топливо вплотную приблизилось к другим самолетам, пришлось столкнуть их за борт.

Туда же полетели и подготовленные к подвеске боеприпасы. Но не все. Часть из них все же взорвалась, образовав в летной палубе солидные дыры. Через них огонь стал распространяться по внутренним помещениям авианосца. Борьба со стихией продолжалась почти сутки.

Когда пожар был наконец потушен, казалось, что «Форрестол» вышел из жесточайшего сражения. Из десяти его палуб шесть были повреждены. От разрыва авиабомб в броневой полетной палубе образовалось семь пробоин, диаметром до семи метров каждая. В огне полностью сгорели 29 самолетов. Еще 42 машины были серьезно повреждены. Погибли 134 человека, 64 получили ожоги и ранения. Ущерб, причиненный пожаром, составил 135 млн долларов в ценах того времени. В переводе на сегодняшний курс это более 1,5 миллиарда долларов.

Авианосец «Форрестол»
Пожар на палубе авианосца «Форрестол»
Источник: Wikipedia.org

Но почему произошел взрыв? Ответ на этот вопрос должна была дать комиссия под руководством контр-адмирала Форсайта Мейси. Немалую помощью адмиралу и его помощникам оказала видеопленка съемки, которую вел на палубе штатный оператор авианосца.

Предлагается к прочтению: Классификация современных кораблей, судов и их устройство

Но он направил камеру в нужную сторону уже после того, как на палубе прогремел взрыв. А что послужило его причиной?

Диверсия? Но авианосец находился достаточно далеко от берега, чтобы на него могли проникнуть боевые пловцы. Ракета с берега? Тоже маловероятно – вьетнамцы в то время располагали лишь зенитными ракетами.

Опросив оставшихся в живых свидетелей, адмирал пришел к выводу, что первопричиной взрыва была все же ракета. Но не с берега, а с одного из своих же штурмовиков. Она сорвалась и ударила по баку впереди стоящего «Скайхока».

Но почему произошел самопроизвольный запуск? Ведь разработчики ракеты утверждали, что на этот случай предусмотрена двойная блокировка. Во-первых, ракету нужно перевести из транспортного в боевое положение. Во-вторых, вытащить чеку, которая блокирует пусковой механизм. И лишь после этого при нажатии пусковой кнопки в кабине происходит запуск ракетного двигателя.

Но ракета все-таки запустилась. Как? В конце концов (комиссии Мейси удалось разгадать эту загадку. Оказалось, все дело в рационализации. Человек по своей природе ленив и не любит делать лишнюю работу.

Поэтому оружейники на палубе попросили своих коллег, работавших на складе, заранее переводить ракеты в боевое положение, а уже потом поднимать их на палубу. В спокойной обстановке склада делать эту операцию сподручнее, чем на продуваемой палубе, при реве взлетающих самолетов.

На палубе оружейники после подвески лишь выдергивали чеку за привязанную к ней ленточку.

«Но это же мог сделать за них и ветер»,

– к такому заключению пришли эксперты комиссии. И ракета на самолете, еще только ожидавшем своей очереди на взлет, оказалась на полном боевом взводе. Обычно же взвод, то есть выдергивание чеки, производилось непосредственно перед стартом.

Но почему все-таки ракета запустилась? Ведь пилот, будучи в здравом уме, не мог нажать пусковую кнопку, находясь еще на палубе. Нельзя сделать этого и случайно – кнопка прикрыта особым колпачком, который нужно специально приподнять…

Ответа на этот вопрос комиссия так и не нашла. И в своих рекомендациях лишь указала на недопустимость всякого рода рационализации, связанной с боеприпасами.

Казалось бы, Морские трагедии, которые потрясли миртрагедия у берегов Вьетнама должна была насторожить командование флотом и хоть чему-то научить моряков. Однако ЧП на американских авианосцах продолжались и после того, как «Форрестол» восстановили.

Так, например, серьезный инцидент произошел 14 января 1969 года. Жертвой пожара стал атомный авианосец «Энтерпрайз». Как и на «Форрестоле» за 18 месяцев до этого, на «Энтерпрайзе» шла подготовка самолетов к вылету. В 8:15 по местному времени первая волна самолетов взмыла в небо. К взлету готовилась следующая группа. Но подняться в воздух им не удалось.

На сей раз взрыв произошел из-за того, что какой-то разгильдяй припарковал рядом со штабелем ракет «Зуни» тягач. От его горячего выхлопа опять-таки произошел самозапуск одной из ракет. Она опять-таки врезалась в топливный бак стоявшего рядом штурмовика, и дальнейшее почти в точности напоминало сценарий событий на «Форрестоле».

Разве что в дополнение ко всему на «Энтерпрайзе» был еще и фейерверк из ракет «Зуни», которые хаотично разлетались во всех направлениях.

Итогом трагедии стала гибель 27 моряков и летчиков. Еще 343 человека были ранены. Американский флот потерял 15 самолетов, стоимостью 5-7 млн долларов каждый. Еще в 6,4 млн долларов был оценен ущерб, нанесенный кораблю…

Невезучая «Хиросима» К-19

Наверное, мы бы еще долго не узнали о том, что в июле 1961 года Достижения и провалы четвертого поколения атомных подводных лодокэкипаж советской атомной ракетной субмарины К-19 предотвратил ядерную катастрофу, которая могла стереть с лица земли пол-Европы, если бы не американцы. Они поставили про эту подлодку художественный фильм с красноречивым названием «Оставляющая вдов». Пришлось и нам волей-неволей вспоминать о том, что было и как. А заодно и наградить спустя 37 лет тех, кто еще жив. Начиналось же все так…

Моряки говорят, что корабли бывают везучие и невезучие. Первой ракетной атомной подводной лодке СССР под номером «К-19», похоже, на роду было написано стать своего рода рекордной, пережить все мыслимые и немыслимые несчастья. Их предвестником, кстати, послужил символический эпизод, произошедший уже при спуске АПЛ со стапелей: бутылка шампанского не разбилась о форштевень лодки. И дальше пошло-поехало.

При спуске подлодка сразу же. затонула. Присутствующие на берегу стали хвататься за сердце, лезть в карман за валидолом. Под воду срочно послали водолазов. Те установили, что субмарина приклеилась днищем к спусковым тележкам, ложе которых забыли соответствующим образом смазать.

Лодка наконец всплыла. Но это было лишь началом ее злоключений.

Уже при первом пуске реактора произошла авария. В результате откровенного головотяпства забыли подключить приборы, показывающие давление в первом контуре реактора, и дали в трубопровод давление, вдвое превышающее норму. Аварию скрыли, трубы подлатали.

Вышли на ходовые испытания, во время которых лодка едва не воткнулась в грунт на скорости в 20 узлов из-за неверной установки рулей глубины. Субмарину спас матрос Станислав Курицын, вовремя давший задний ход.

Но и на том приключения не кончились. В ноябре 1960 года на лодке с интервалом в неделю погибли два матроса. Одному придавило голову крышкой ракетной шахты, другого затянуло при проворачивании главного вала.

Тем не менее лодку все же включили в Атомные подводные лодки СССРсостав ВМФ СССР и отправили на учение в Северную Атлантику.

И вот 4 июля 1961 года в первом контуре снова открылась течь. Из-за резкого падения давления воды реактор пошел вразнос. Аварийная система из-за заводского брака тоже не сработала. В итоге, чтобы охладить реактор, грозивший взорваться, морякам пришлось срочно монтировать систему для подачи холодной воды.

Эта работа потребовала длительного нахождения подводников в зоне воздействия радиации. Они с поставленной задачей справились, но сильно облучились. Уже из отсека они выходили с желтой пеной на губах. Восемь человек умерли через неделю…

Командир Николай Затеев принял решение всплыть и подать сигнал бедствия.

На помощь АПЛ первой пришла дизель-электрическая подлодка С-270 под командованием Ж. Свербилова. Его лодка должна была в составе «завесы» – группы других дизельных лодок – осуществлять поиск и слежение за американскими авианосцами. Когда С-270 подошла к аварийной АПЛ на расстояние 1 кабельтова, ее дозиметрист зафиксировал излучение 0,4-0,5 р/час. При швартовке лодок уровень радиации уже превышал все допустимые нормы.

Темнее не менее экипаж С-270 принял на борт 11 облученных моряков. Между прочим, в этот момент с флагманского командного пункта запросили командира С-270:

«Что вы делаете у борта К-19? Почему без разрешения покинули “завесу”? Ответите за самовольство!»

Пришлось Затееву отправлять шифровку главкому о состоянии своей лодки и экипажа. И только тогда было приказано еще двум дизельным подлодкам идти на помощь атомоходу.

Моряки с К-19, пересаживаясь на другие лодки, раздевались догола – вся одежда «фонила». Деньги, партийные и комсомольские билеты закладывали в герметичный контейнер. Всего перевезли 68 человек и мешки с секретами.

Читайте также: Связь судна с компанией

Саму С-270 начали дезактивировать еще на подходе к Полярному. Когда с лодки стали выгружать мешки с секретной документацией, они «фонили» так, что их решили сжечь. А когда командир с замполитом принесли в политотдел партийные и комсомольские билеты экипажа К-19, начальник политотдела с ужасом уставился на них, а потом вызвал молоденькую вольнонаемную секретаршу и приказал запереть их в сейф. Сам он прикоснуться к документам просто побоялся.

Тем временем к месту аварии была послана правительственная комиссия. Она должна была решить, что делать с лодкой: буксировать или затапливать? На лодку пошли 12 человек. По их рассказам было видно, что сборы экипажа проходили поспешно, но без паники. Уровень радиации был очень высоким и рос по мере приближения к реакторному отсеку. Войти в 7-й отсек было невозможно, дозиметрист предупредил, что в этом случае радиоактивных ожогов не избежать. Стало ясно, что люди на лодке находиться не могут, но, поскольку реактор уже не грозил взрывом, решили лодку не затапливать, а отбуксировать в док для ремонта.

На К-19 произвели восстановительный ремонт, но флотские острословы уже успели прозвать ее «Хиросимой». И все-таки на подлодку прислали новый экипаж. Он и лодка продолжали служить. Продолжилась и цепь злоключений.

В 1969 году именно «Хиросима» столкнулась в Баренцевом море с американской субмариной «Гетоу», выполнявшей задание ЦРУ. Командиру АПЛ Л. Буркхарду было приказано приблизиться к нашему берегу на 4 мили, произвести радиоперехваты и следить за советскими субмаринами. В случае преследования командиру лодки- нарушительницы разрешили применить боевое оружие.

АПЛ «Хиросима»
Подводная лодка К-19 «Хиросима»

На эту-то субмарину и напоролась наша «Хиросима», 15 ноября 1969 года выполнявшая свое задание на учебном полигоне. Как обе подлодки ухитрились не заметить друг друга, и по сей день остается загадкой. Но в 7 часов 13 минут «Хиросима» ударила «Гетоу» в районе реакторного отсека. Командир принял решение всплыть, чтобы понять, в чем дело. И оказался идеальной мишенью для американской субмарины, тем более что его собственные Суда специального назначенияторпедные аппараты оказались повреждены в результате столкновения.

Говорят, что командир минно-торпедной боевой части «Гетоу» даже отдал приказ подготовить к стрельбе три ракеты и ракетоторпеду «Саброк» с ядерным зарядом. Но, к счастью, командир американской лодки оказался благоразумнее своего подчиненного, приказ отменил и поспешил покинуть район столкновения.

По подсчетам специалистов 1-го института ВМФ, «Гетоу» крупно повезло: если бы «К-19» имела скорость на 1-2 узла больше, она разрезала бы американскую лодку пополам.

Однако почему все-таки произошло столкновение? Есть предположение, что гидроакустики не слышали «Гетоу» потому, что американская субмарина не двигалась.

Но и это еще был не конец злоключений «Хиросимы». Подлодку отремонтировали, и она снова стала ходить в море.

А утром 24 февраля 1972 года на командный пункт Северного флота пришла шифровка:

«В Северной Атлантике терпит бедствие атомная подводная лодка. На борту пожар. Есть человеческие жертвы».

Это опять-таки была К-19.

Она возвращалась с боевого патрулирования, и до прибытия на базу оставалось восемь суток. Лодка шла на глубине 120 м. Морская сигнализация и связьСигнал тревоги прозвучал в 10:32:

«Пожар в девятом отсеке!»

Особой паники сигнал не вызвал: за время плавания это была третья тревога, в предыдущих двух случаях все обошлось благополучно.

Однако на этот раз все оказалось куда серьезнее. Загорелся электроприбор для уничтожения угарного газа. Матрос, обнаруживший огонь, вместо того, чтобы схватить огнетушитель, побежал будить ответственного за прибор. Время было упущено. Отсек быстро заполнился продуктами горения, и многие из тушивших пожар отравились окисью углерода.

Вдобавок лопнула магистраль воздуха высокого давления, и в огненное пекло хлынул кислород. Потом через систему вентиляции левого борта пожар перекинулся в соседний носовой отсек, к пульту управления главной энергоустановкой. Реактор пришлось заглушить, и лодка осталась без электроэнергии. Кроме того, моряки не смогли вручную закрыть захлопки подачи воздуха к дизелям, и через них в отсек пошла забортная вода…

Борьба за невезучую лодку была долгой и мучительной, многие Подготовка экипажа к борьбе за живучесть судначлены экипажа погибли. Но субмарина все же всплыла. Первыми у места аварии появились натовцы – их разведывательные самолеты «Орион» закружили над советской АПЛ. Наше первое судно, сухогруз «Ангарлес», появилось на вторые сутки. К тому времени разыгрался нешуточный шторм, эвакуировать подводников оказалось невозможным.

Лишь когда пришел спасатель с вертолетом, эвакуация пошла полным ходом. На подлодке осталась лишь аварийная партия. За три недели перехода с буксира восемь раз заводили концы питания к электрощиту субмарины. Семь раз их обрывал шторм.

Но 18 марта подлодка все же добралась домой. С момента аварии прошло 24 дня. На лодке погибли 28 моряков, еще двое скончались во время спасательной операции.

Только после этого в истории «Хиросимы» был поставлена точка. Подлодку списали и отправили в утиль.

Тайна операции «Дженифер»

В 1999 году на телеканале НТВ состоялась премьера фильма Евгения Киселева «Тайна гибели К-129». Его телеверсия была практически целиком основана на материалах американской телекомпании «Соналист студиоз». В американской версии, созданной в 1998 году, лента называется «Проект “Дженифер”» и посвящена 25-летию операции ЦРУ по подъему советской ракетной субмарины с пятикилометровой глубины. Сама же гибель К-129 интересовала американцев лишь постольку, поскольку без нее нельзя было обойтись.

Историк Александр Мозговой постарался по-своему собрать и выстроить в логическую цепочку фрагменты той истории. И вот что у него получилось.

И по сей день непонятно, что же произошло на борту К-129. Основных версий его гибели три. Первая – экипаж не справился с управлением и лодка ушла за предельную глубину погружения. Вторая – на борту К-129 произошла техническая авария, переросшая в катастрофу. Третья (ее придерживаются большинство российских военно-морских специалистов) – Подводная лодка Комсомолец – последнее погружениесоветская лодка погибла в результате столкновения с американской субмариной, которая вела преследование К-129.

Субмарина К-129
Ракетная субмарина К-129

Название той субмарины – «Суордфиш» («Меч-рыба»). Как доложили наши разведчики, через несколько дней после исчезновения К-129 «Суордфиш» была замечена в японском порту Йокосука с поврежденными перископом, рубкой и носовой частью. При ремонте субмарины принимались чрезвычайные меры секретности.

При этом стоит заметить, что «Суордфиш» – не рядовая лодка американского флота. Она была приписана к немногочисленному отряду субмарин, предназначенных для участия в специальных разведоперациях против СССР. В 1961 году на Дальнем Востоке «Меч-рыба» уже сталкивалась с советской дизельной подводной лодкой С-176. Но тогда обе лодки отделались лишь легкими вмятинами.

Американцы и по сей день отвергает версию столкновения К-129 с какой-либо из своих субмарин. Представители командования Авианосцы СШАВМС США утверждают, что в момент гибели К-129 поблизости не было ни одной американской подлодки. Это, дескать, вытекает из записей в вахтенных журналах.

Но не будем наивны. Записи в вахтенных журналах при необходимости несложно и подделать. Так, например, после столкновения в Баренцевом море 15 ноября 1969 года атомной подводной лодки ВМС США «Гетоу» с советским ракетным атомоходом К-19 командир американской субмарины Лоуренс Букхард получил приказ от командования составить фальсифицированный отчет о походе и внести соответствующие «поправки» в вахтенный журнал.

Кроме того, американцы знали, где искать К-129. Спрашивается: откуда? В некоторых источниках указывается, что американцы, дескать, засекли подводный взрыв в Тихом океане с помощью своих акустических станций и вычислили координаты катастрофы.

Однако при возможностях даже современной техники эта задача посложнее поисков иголки в стоге сена. Так, например, в начале 90-х годов флоты НАТО провели эксперимент по обнаружению подводной лодки в Норвежском море с помощью Судовая радиосвязьсистемы СОСУС, включающей и комплекс «Цезарь», прошедший к тому времени пять модернизаций. В итоге компьютер определил координаты субмарины в акватории, образующей эллипс, оси которого составляли 216 на 90 км!

А в 1968 году на Тихом океане системы СОСУС в современном понимании не существовало. С 1954 года – сначала в Атлантике, потом в Тихом океане – Соединенные Штаты только начали развертывать цепь стационарных гидрофонов «Цезарь», предназначенных для обнаружения подводных лодок на дистанции до 100 миль, при этом вероятная ошибка составляла до 40 миль.

О низкой эффективности целеуказания стационарных комплексов, имевшихся в распоряжении ВМС США в 1968 году, свидетельствуют и длительные поиски американским флотом атомной подводной лодки «Скорпион», затонувшей в мае того же года в Атлантике у Азорских островов.

Да, стационарные гидрофоны «выдали» координаты места катастрофы. Они охватывали акваторию площадью 144 квадратные мили. Так что пришлось задействовать еще несколько десятков надводных кораблей и подводных лодок, а также поисковых самолетов, прежде чем «Скорпион» обнаружили на глубине 3 047 м к юго-западу от Азорских островов. На значительном расстоянии, между прочим, от точки, указанной гидрофонами.

Итак, получается, в США знали, где искать К-129. Знали, и что на ней искать. Несомненную ценность представляли новейшее ракетное и торпедное вооружение, Радиолокационные станции и средства автоматической радиолокационной прокладкисистемы навигации и коды для связи с командованием, хранившиеся в бортовом сейфе.

А главное, американские специалисты хотели знать принципы сжатия информации в микросекундные импульсы, «выстреливаемые» с наших подлодок. Аппаратура аналогичного предназначения имелась и у американского флота. Но у русских она действовала по какому-то неведомому алгоритму.

Оставалось найти способ поднять лодку с рекордной глубины. И вот тут ЦРУ затевает весьма хитроумную операцию под кодовым названием «Дженифер».

После фильма «Авиатор» многие и в нашей стране узнали об эксцентричном мультимиллионере Говарде Хьюзе, роль которого сыграл Леонардо ди Каприо. В США же о его выходках было известно давным-давно.

Вот его-то именем и решило прикрыться ЦРУ. Дескать, Хьюзу взбрело в голову заняться подъемом с океанского дня древних сокровищ, а также промышленных конкреций, которые могут содержать ценные минералы. Для этого он решил построить уникальное судно-кран «Гломар эксплорер», специально разработанное для подъема предметов с рекордных глубин.

Но пока судно строилось, следовало все же проверить и уточнить информацию о местонахождении затонувшей К-129. С этой целю использовали специально оборудованную атомную подлодку «Хэлибат». В 1965 году субмарина была снабжена новейшей акустической, электронной, фото- и видеоаппаратурой, мощнейшим компьютером «Юнивак-1124». «Хэлибат» оснастили также телеуправляемыми мини-подлодками, способными погружаться на большую глубину и передавать по кабелю обитателям «Норы летучей мыши» картинки с морского дна. Кроме того, у этих аппаратов имелись «клешни» для захвата с глубин различных предметов.

Вот эту-то спецсубмарину и направили на поиски советского «Гольфа» – так в НАТО называли советские подлодки проекта 629, к числу которых относилась и К-129.

Даже зная координаты катастрофы, экипаж «Хэлибат» потратил несколько недель на поиски. Каждые шесть дней поднимали Батискафы, батисферы и гидростаты — история глубоководных аппаратовглубоководный аппарат, чтобы перезарядить в фотокамерах пленку. И снова дни томительного ожидания.

И вот однажды на стол командира лег снимок с четко очерченным пером руля подводной лодки. Это была К-129. После ее обнаружения «Хэлибат» сделала еще 22 тысячи кадров советской субмарины, лежащей на пятикилометровой глубине.

Камера запечатлела пролом шириной в десять футов (около трех метров) сразу за рубкой. Кроме того, оказались сильно поврежденными две кормовые ракетные пусковые установки в ограждении рубки. У них были сорваны крышки. Ближняя к корме шахта сильно погнута, а головная часть у ракеты отсутствовала. Не было боеголовки и у второй ракеты. Нетронутой осталась только третья пусковая установка – та, что ближе к носу.

Получив необходимую информацию, американцы могли приступать к подъему К-129. Поначалу, правда, специалисты военно-морской разведки США собирались извлечь необходимые американским спецслужбам материалов с борта русской субмарины без подъема самой лодки. Предполагалось с помощью телеуправляемых подводных аппаратов «вскрыть» корпус «Гольфа», использовав для этого небольшие заряды пластиковой взрывчатки. Эксперименты подтвердили такую возможность.

Но ЦРУ уже взяло вожжи в свои руки. Разведчики решили, что надежнее будет поднять всю лодку. Для этого и было построено уникальное судно «Гломар эксплорер», оснащенное некими гигантскими клещами, которые могли зажать корпус субмарины и поднять его со дна на поверхность.

Это интересно: Мировой Океан и океанотехника. Характеристики морских льдов, течений и волн

Правда, в некоторых источниках указано, что «лунный бассейн» – огромное, открывающееся с днища помещение в корпусе «Гломар эксплорер», куда требовалось затащить К-129, – имел длину чуть более 60 метров, тогда как длина русской субмарины – 100 метров. И, стало быть, целиком подлодка туда никак не поместилась бы. Но к тому времени в ЦРУ знали, что корпус К-129 разломлен на две, а то и на три части. И поднимать собирались лишь носовую часть.

Таким образом, летом 1974 года 172 человека на суперсекретном судне выходят в Тихий океан. Вскоре они приходят в заданную точку и 4 июля – в День независимости США – стабилизируются над лодкой с помощью системы динамического позиционирования. Можно пускать в ход уникальное оборудование.

Сначала были свинчена штанга из 600 труб. Этим своеобразным щупом специалисты хотели удостовериться, что «Гломар эксплорер» находится как раз там, где нужно.

После этого в днище корабля распахнулись тяжелые двери и вниз стали опускаться две гигантские клешни, массой по 2 000 т каждая.

Люди и машины работали круглые сутки. И на третий день работы клешни достигли морского дна. Оставалось самое сложное – захватить ими добычу и поднять ее наверх.

Вот клешни захватили носовую часть субмарины и потянули ее вверх. Невиданный груз как бы сопротивляется подъему – нижняя часть подлодки засосало донным илом. Наконец по всей конструкции пробегает дрожь – дно отпустило свою добычу.

Начался медленный, осторожный подъем: 200 футов, 500, 1 000… Подлодка поднялась уже на две мили, пройдя две трети расстояния до поверхности, когда надломилась одна из клешней. Погрузка груза в грузовые танки СПГ газовозаЧасть груза вываливается из захвата, разламываясь по трещине, глубоко рассекшей весь корпус. Из пусковой установки вываливается одна из ракет и падает вниз. Операторы сжались на своих рабочих местах: а ну как ядерная боеголовка рванет? Конечно, они знали, что теоретически такое весьма маловероятно. Но одно дело теория, а другое практика.

Медленно текли секунды. Наконец все облегченно вздохнули – судя по расчетам, ракета уже достигла дна, взрыва не последовало. Можно продолжать подъем.

Но тут с мостика последовала новая тревожная весть: надвигается ураган.

Подъем пришлось ускорить, насколько это возможно. И вот наконец желанная добыча оказывается в «лунном бассейне», тяжелые донные ворота закрываются. «Гломар эксплорер» трогается с места. Уникальная, рекордная в своем роде операция, повторить которую никому не удалось до сих пор, закончена.

Ну, а нам с вами осталось ответить на последний вопрос, касающийся этой истории. Неужто наши специалисты не попытались что-либо сделать, чтобы помешать американцам?

Ответ будет таким.

Когда произошла Гранкан – Селитровая катастрофа Техас-Ситикатастрофа, американцы прислали нам запрос: не ваша ли подлодка взорвалась? На что чины из Генштаба ВМФ СССР тут же поспешили откреститься: знать ничего не знаем и знать не желаем… Похоже, там и в самом деле не знали, где К-129 и что с нею случилось.

Однако, официально отказавшись, мы потеряли тем самым и все юридические права на свою бывшую собственность. Теперь, по морским законам, она доставалась тому, кто ее достал.

Видимо, наши специалисты никак не могли поверить, что подлодку можно достать с 5-километровой глубины.

Тем не менее кое-что наши спецы все-таки подозревали. Иначе с чего это бы в конторе Говарда Хьюза случилась странная кража. Странная потому, что воров почему-то мало интересовали материальные ценности, а все больше документация, касавшаяся судна «Гломар эксплоер».

После этого, говорят, на территорию советского посольства было подброшено письмо, из которого следовало, что в штаб-квартире Хьюза затевается весьма странная акция.

Наши стали следить за странным судном. И когда оно вышло в море, за ним издали наблюдали наши корабли.

Когда наши специалисты поняли, что за добыча досталась американцам, последовал запрос по дипломатическим каналам. Дескать, чем это вы там занимались? На что последовал вежливый ответ: мы же вас запрашивали, а теперь какое вам дело?

И окончательно заткнул рот нашим чинам в октябре 1992 года тогдашний директор ЦРУ Роберт Гейтс. Посетив Москву, он передал президенту Борису Ельцину видеопленку с записью процесса захоронения шести трупов советских моряков, найденных в поднятой части подлодки, по всем правилам морского кодекса – под гимн Советского Союза, при приспущенных флагах СССР и США.

Как говорится, и на том спасибо, поскольку до этого экипаж подлодки числился без вести пропавшим. А тут появилась официальная возможность признать моряков погибшими и начать платить их вдовам и детям положенные в таких случаях пенсии.

И, наконец, в сентябре 1998 года в Морском Никольском Богоявленском собор Санкт-Петербурга была отслужена панихида по погибшим в годы холодной войны морякам К-129, американских подводных лодок «Трешер» и «Скорпион». На поминальную траурную церемонию собрались их родственники, российские и американские ветераны-подводники. Был в их числе и Кларенс Мур, руководивший поисками корпуса К-129. После панихиды с нему подошла Ирина Георгиевна Журавина, вдова старпома с К-129, и попыталась узнать какие-то подробности о той операции. Но бывший командир американской субмарины сначала делал вид, что не понимает вопросов, а потом сказал прямо:

«Извините меня, мэм, но я связан присягой»

Авария К-429

Про это уникальное в своем роде дело и по сей день мало кто знает, поскольку в те времена никто не мог дать открытое сообщение печать о том, что 24 июня 1983 года у берегов Камчатки затонула Создание самой большой подлодки “Акула”атомная подводная лодка Тихоокеанского флота К-429, которой командовал капитан 1-го ранга Н. М. Суворов. Судили именно его, хотя, кроме него, и на борту, и на берегу было немало других командиров, сделавших весьма немало для того, чтобы подлодка утонула.

АПЛ К-429
Атомная подводная лодка К-429

Однако Военный трибунал Тихоокеанского флота решил, что отвечать за гибель 16 моряков из 120, находившихся на лодке, должен именно Николай Михайлович Суворов. И он получил по приговору десять лет лишения свободы.

Но насколько справедлив был суд? И кто еще должен был оказаться на скамье подсудимых? Давайте попробуем разобраться… Итак, что же произошло? Согласно объяснительной записке Суворова, 24 июня 1983 года в 23 часа 27 минут местного (камчатского) времени при погружении подлодка легла на грунт на глубине 42 м с затопленным четвертым отсеком. Вода прошла через не закрывшиеся захлопки вдувной и вытяжной вентиляции.

Этому трагическому происшествию предшествовали следующие события. Экипаж уже готовился к отпуску, который был запланирован на июнь 1983 года. Однако за неделю до катастрофы командир дивизии Н. Н. Алкаев вызвал Суворова и поставил перед экипажем задачу, не входившую ни в какие планы. Подлодка должна была выйти в море на одни сутки для выполнения боевого упражнения с тем, чтобы закрыть Одиссея «Авроры» – история легендарного крейсераплан боевой подготовки экипажа и дивизии в целом.

Суворов крайне отрицательно отнесся к этой затее, но все попытки и его, и его заместителей закончились ничем. Командир дивизии не изменил своего решения.

Между тем он хорошо знал из доклада Суворова и иных источников, экипаж был разукомплектован, причем на лодке недоставало половины экипажа. Тем не менее Алкаев отдал приказ выйти в море, иначе, как сообщил Суворов на суде,

«через 30 минут я буду исключен из рядов КПСС и отдан под суд Военного трибунала».

Но, быть может, такой приказ диктовался острейшей необходимостью? Отнюдь. Вот что сообщил по этому поводу Герой Советского Союза, капитан 1-го ранга А. А. Гусев, который в 1983 году был начальником штаба:

«Я находился в госпитале, но был оттуда отозван для исполнения своих обязанностей. В это же время командир соседней дивизии готовился уехать в отпуск, но у него оказалась задолженность по боевой подготовке – не выполнил обязательную торпедную атаку по ПЛ в дуэльной ситуации. Для этого нужна была мнимая ПЛ противника. Штаб флотилии назначил и включил в план боевой подготовки АПЛ К-429. Эта лодка находилась под командованием капитана 2-го ранга Белоцерковского и проходила доковый ремонт, ее экипаж потерял линейность и выйти в море не мог. Командир дивизии Алкаев принял решение передать ПЛ экипажу Суворова Н. М.»

В общем, получается, для того, чтобы оказать дружескую услугу командиру соседней дивизии, Алкаев идет на нарушение всех правил. Вытаскивает из госпиталя больного, перекидывает экипаж с одной лодки на другую да еще в спешке пополняет экипаж недостающими людьми по принципу «с бору по сосенке».

Гусев далее пишет:

«Я заявил о своем несогласии с выходом в море «К-429»

с экипажем Н. М. Суворова. Однако вечером того же дня узнал, что план подписан, то есть утвержден начальником штаба флотилии контр-адмиралом О. Е. Ерофеевым.

Я прибыл к Ерофееву и попробовал его убедить отменить решение, но получил ответ:

«Ты что же Герой струсил?»

После этого я написал официальный рапорт на имя начальника флотилии о неготовности ПЛ к выходу в море и поставил гриф «Секретно». Один экземпляр отправил в штаб флотилии, второй закрыл в сейфе в своем кабинете… Я оказался среди спасенных членов экипажа К-429, и когда после трехсуточной оксигенобаротерапии в барокамере спасательного судна я был доставлен в дивизию, встретил меня капитан 1-го ранга Алкаев. Первым делом я ворвался в свой кабинет и обнаружил взломанный сейф. Он был пуст.

Читайте также: Российский императорский флот

Так принималось решение о выходе лодки в море. И так потом заметались следы должностного преступления. А вот документальные свидетельства того, как формировался экипаж К-429.

Из объяснительной записки Суворова:

«На ПЛ при отходе от пирса я увидел молодого матроса, которого не знал лично, и спросил, откуда он. Тот ответил, что он дублер, прибыл из казармы за 15 минут до выхода в море. Я спросил старшего помощника Рычкова, как мог оказаться здесь этот матрос. Он ответил, что по приказанию капитана 2-го ранга Белоцерковского из казармы были приведены 12 молодых матросов для “учебы в море” незадолго до выхода. На мой вопрос, почему мне не доложили, сказал, что доложил капитану 2-го ранга Белоцерковскому. Я подошел к капитану 2-го ранга Белоцерковскому и задал те же вопросы. На них он ответил: “Я не хочу попасть на парткомиссию. Если я оставлю людей в казарме, они могут что-нибудь натворить”. Я отдал приказание помощнику командира расписать личный состав дублеров».

В общем, в экипаж собирались прикомандированные специалисты, которых с большим нежеланием отпускали командиры других лодок, да и то не все. По свидетельству заместителя командира В. Т. Пузика, старшины команды трюмных так и не дождались. Нагрянули представители из штаба флотилии, все делалось в напряженной, нервной обстановке.

В итоге Сражение за Моонзунд – действия немецкого флота в Первую мировую войнукомандование дивизии скомплектовало экипаж для выхода на торпедные стрельбы из личного состава аж пяти экипажей. Приказ врио командира дивизии Гусева об укомплектовании и прикомандировании недостающего личного состава был подписан всего за один час до выхода подводной лодки на стрельбы. Этим приказом были прикомандированы 58 специалистов, причем многие оказались на данной лодке впервые.

К моменту выхода ПЛ К-429 в море на борту оказались два командира экипажей, Суворов и Белоцерковский, два командира БЧ-5, старпом Рычков, не допущенный к самостоятельному управлению, и отсутствовал старшина команды трюмных.

В таких условиях Суворов не поставил своей подписи о готовности лодки и экипажа к выходу в море в журнале. Не было там и многих подписей флагманских специалистов, обязанных проверить подлодку перед выходом в море. И соответствующие подписи появились уже задним числом, после выхода из затонувшей лодки тех специалистов, кто уцелел. Лично Суворов поставил свою подпись после того, как капитан 1-го ранга Алкаев попросил его сделать это в разговоре с глазу на глаз. Какие он при этом начальник использовал доводы, остается только гадать.

Но почему тогда нельзя было задержать выход подлодки в море, чтобы подготовить все как следует? Да потому, что военные игры шли уже полным ходом, другие корабли уже вышли в заданный район моря для выполнения торпедных стрельб и Суворов со своей подлодкой всех задерживал.

В итоге общими усилиями подлодку со сборным экипажем выставили в море, понадеявшись на русское «авось». Глядишь, да все обойдется… Не обошлось.

Когда за 35 минут до расчетного времени прибытия в заданный район Суворов решил проверить подлодку на герметичность перед боевым погружением, она попросту утонула, поскольку имела серьезную неисправность – захлопки с двух бортов Система вентиляции буксирных судовсистемы вентиляции 4-го отсека не закрывались герметично. И именно через эти захлопки и был затоплен 4-й отсек, погибли 14 подводников, а сама подлодка оказалась на дне. Случилось это в 23 часа 30 минут 24 июня 1983 года.

В таких случаях прежде всего необходимо выпустить аварийные буи, чтобы спасатели знали, в каком именно месте находится лодка и что на ней есть живые люди. Однако ни носовой, ни кормовой буи выпустить не удалось. Как впоследствии установила аварийная комиссия, крышки на обоих буях заржавели, а на носовом и вообще не было радиомаяка.

Стали думать, что делать дальше. А тем временем раздался взрыв; на средней палубе «хлопнула» аккумуляторная батарея. Весь отсек оказался задымлен, людям пришлось надеть средства индивидуальной защиты. Хорошо еще, что взрыв водорода в аккумуляторных батареях не привел к пожару.

Посовещавшись, командиры решили с рассветом выпустить на поверхность двух разведчиков – мичмана Мерзликина и мичмана Лесника. Те должны были всплыть вместе с аварийным буем и доложить спасателям наверху, как обстоят дела на подлодке.

Разведчики всплыли, но наверху их никто не ждал. И им пришлось плыть около 4 часов, пока их не подобрал пограничный корабль. Лишь тогда в штаб пошло сообщение об аварии. На место ЧП прибыли спасатели.

И как раз вовремя, потому что отчаявшиеся подводники пришли к выводу, что спасение утопающих – дело самих утопающих. И стали выходить на поверхность самостоятельно через торпедные аппараты.

Таким образом, из 106 человек, оставшихся в живых после затопления отсека, удалось спастись 104 подводникам.
А потом в часть прибыл следователь В. В. Бородовицин, и полтора года длилось следствие, в ходе которого следователь не стеснялся кричать, запугивать спасшихся всевозможными карами. При этом почему-то по ходу дела исчезли некоторые документы, а акты экспертиз оказались неполными. Самих экспертов, как выяснил адвокат Суворова, ознакомили лишь с 7 томами уголовного дела из 10.

По ходу следствия многие лишись своих должностей и званий, в том числе был снят со своего поста командир дивизии Н. П. Алкаев. Но главным виновником «правил кораблевождения» военный трибунал ТОФа 2 ноября 1984 года признал все же Суворова Николая Михайловича. Он получил по приговору 10 лет лишения свободы.

А саму историю аварии ПЛ К-429 скрывали почти 18 лет, пока журналисты газеты «Секретные материалы» не пробили публикацию об этой катастрофе. Но и газетная статья мало что изменила. Расследование причин аварии так и утонуло во лжи. Хотя всем очевидно: подводную лодку утопили на берегу ради дружеских отношений и достижения хотя бы на бумаге высоких показателей в боевой и политической подготовке. Командованию и политработникам это открывало дорогу к высоким должностям и власти… Все остальное, как говорится, никого не колебало. И, похоже, до сих пор не колеблет.

А это значит, что наши подлодки как тонули, так и будут тонуть чаще, чем Субмарины Советской Россиисубмарины других государств, где на флоте иные порядки.

Что же касается судьбы лично Суворова, то он три года провел в колонии-поселении в Новгородской области. Освобожден по амнистии в сентябре 1987 года. Умер 26 сентября 1998 года в Санкт-Петербурге. В немалой степени срок его жизни сократила явная несправедливость – до самой смерти он все писал по инстанциям, стремясь добиться пересмотра дела.

Сноски
Sea-Man

Нашли опечатку? Выделите и нажмите CTRL+Enter

Июнь, 14, 2022 289 0
Добавить комментарий

Читайте также

Текст скопирован
Пометки
Избранные статьи
Loading

Здесь будут храниться статьи, сохраненные вами в "Избранном". Статьи сохраняются в cookie, поэтому не удаляйте их.

Статья добавлена в избранное! Перезагрузка...
Вставить формулу как
Блок
Строка
Дополнительные настройки
Цвет формулы
Цвет текста
#333333
Используйте LaTeX для набора формулы
Предпросмотр
\({}\)
Формула не набрана
Вставить